Search
18 мая 2022
  • :
  • :

„Бессовестная спешка“: назначение Рыбникова главой театра Градского вызвало возмущение

Прощание с Александром Градским пройдет 1 декабря в основанном им театре „Градский Холл“. Близкая подруга певца, его соратница по многим творческим проектам, поэтесса Маргарита Пушкина заявила, что обеспокоена судьбой театра. Назначение его руководителем вместо Градского композитора Алексея Рыбникова она считает „бессовестной спешкой“.  „В шоке были все“, говорит Пушкина о реакции солистов театра на приход Рыбникова в момент, когда Александр Градский еще не похоронен.

Маргарита Пушкина рассказала в большом интервью „МК“ в понедельник о ярких годах знакомства, дружбы и работы с уникальным человеком, которым был Александр Градский. За рамками интервью осталось несколько деталей, которые весьма выразительно характеризуют яркую личность Мастера, его широту, харизму, глубину, одержимость любимым делом и удивительное чувство юмора.

«Бессовестная спешка» назначение Рыбникова главой театра Градского вызвало возмущение

Фото; Лилия Шарловская

„Беспокоит судьба театра“

К боли и скорби о невосполнимой утрате добавляются переживания и опасения за судьбу осиротевших артистов, музыкантов, уникального творческого коллектива, который собрал вокруг себя в своем театре Александр Градский.

Меня беспокоит судьба его театра („Градский холл“ „МК“), с волнением говорит г-жа Пушкина, Что с ним будет? Все эти молодые люди птенцы гнезда Градского. Талантливые и замечательные, они полностью зависели от маэстро. Программы театра отличались, скажем так, высоким интеллектуальным уровнем, у артистов сформировалась своя армия верных поклонников. Многие приезжали из других городов, чтобы послушать удивительные голоса солистов театра, пообщаться с самим Александром. 

Андрей Лефлер, солист театр, рассказал мне, что на общем собрании в понедельник, которое и без того было эмоционально тяжелым, на вопросы о будущем театра им сухо ответили, что о новом художественном руководителе они узнают из официального пресс-релиза в прессе. Будто они безропотная челядь, так получается?! И они узнали. В шоке были все. Я тоже была в шоке.

Уже в понедельник назначают Алексея Рыбникова. Он - прекрасный композитор, у него есть своя труппа, свой репертуар, но, по словам знающих людей, нет своего помещения. Назначают без встречи с труппой и сотрудниками театра. Не успели еще предать тело Градского земле!  

Откуда и зачем такая спешка? Бессовестно это выглядит. Ну как так?! Может быть, правильнее было бы, дать всем, включая Алексея Львовича Рыбникова, перевести дух, достойно похоронить Маэстро? Что же это за мир „культуры“ такой? Погоревали денек, утерли бутафорские слёзы и въезжаем в квартиру, из которой еще не вынесли тело умершего хозяина и вдохновителя? Неэтично…

Честно говоря, я в шоке от столь неуважительного, мягко говоря, отношения не только к артистам, но и к памяти Александра Борисовича, который вложил душу в театр, в артистов, которых отбирал лично и по очень высоким стандартам, к идее и замыслу, которые собственно создали высочайшую репутацию этой уникальной театральной музыкальной институции…

Зачем так торопиться с назначением нового руководителя? Творческий процесс в театре не останавливался ни на минуту даже во время болезни Градского - ребята сами репетировали, строили планы. Может, департаменту культуры, в ведении которого находится театр, стоило бы выдержать паузу, встретиться с коллективом, поговорить с ребятами по-человечески, выслушать их мнения и предложения? Уверяю вас, господа функционеры, анархии в труппе не будет.

„Знаю я твоих рокеров, нагадят на мой мрамор!“

Такие вот времена и нравы! Маргариту Пушкину, вынужденно обеспокоенную (и обеспокоена не она одна) бренными коллизиями вокруг театра Градского, все еще, однако, не отпускают воспоминания. Она путается, повествуя, во временах, почти не говорит в прошедшем, чаще в настоящем. Мысль о том, что Градского уже нет, пока не уживается данностью в сознании…

Градский всегда мне показывал, что он делал, а я всегда делилась с ним своими планами, проектами. Я очень счастлива, что была свидетелем его работы над рок-оперой „Мастер и Маргарита“. Помню, как с Юрием Фишкиным, звукорежиссером группы „Автограф“, с которым Саша тоже дружил, мы приезжали к нему на квартиру-студию, и он нам на рояле исполнял эту рок-оперу целиком, еще не записав ее. Возможно, он ее так и не поставил в театре, потому что сам пел несколько партий, и было бы, наверное, сложно исполнить это одновременно в режиме театральной постановки, а другие исполнители бы так не спели труднейшие партии Мастера, Иешуа, Воланда, Кота Бегемота…

***

У Александра в театре проходили мастер-классы по вокалу, и к нему съезжались люди со всей страны. Я тоже к нему несколько человек отправляла. Интересно, как он с ними работал, это не все знают. Он всех, без исключения, выслушивал, детально анализировал исполнение, давал толковые советы, хотя не обязательно брал к себе в театр.

Два года назад к нему на мастер-классы пришла одна девушка, Эльга Серебрякова, очень интересная певица, она много по Москве выступает. Градский выслушал ее и сказал; „Вообще-то вам надо к Пушкиной“. Он знает мою страсть к таким голосам - хрипящим, напористым, необузданным. Четко знал, куда направить.

Я про эту историю не знала. А у меня с моим собственным проектом был вокальный конкурс, Эльга прислала свой вариант песни. Я послушала и говорю.: „Как классно спела!“ И пригласила ее на роль Нагайны в нашего „Гарри Поттера“. И только потом Эльга мне рассказала, что два года назад была у Александра Борисовича, и он направил ее именно к Пушкиной. Так вот и выходило - то я ему кого-то отправлю, то он мне…

***

Борисович и в „Голосе“ занимал особое место как наставник. Лучший был там. Сейчас с надрывом обсуждают, ищут виноватых - уберегли, не уберегли…. Но это не тот разговор; мог он без работы или нет. Это - характер. Падаю, но иду. Он же действительно себя плохо чувствовал. Но все скрывал, ничего не говорил. Мы практически ничего не знали, узнавали по каким-то обрывкам.

Я все время спрашивала; „Саш, как ты, что ты?“ Он; „А что?“ Говорю: „Волнуюсь“. „Отлично всё!“, отвечает. А судя по всему, плохо ему было давно, уже после ковида. Мы даже не знали, что он переболел в сентябре.

Один наш общий знакомый сказал; „А ты знаешь, что Градский совершенно больной приезжает на программу, с врачами?“ Опять звоню, опять осаживает; „Настучал кто-то? Все прекрасно“. Хотя было видно, что ему очень плохо, было видно, как Пелагея на съемках смотрела на него тревожно.

Но! Есть одно „но“ всё-таки руководство проекта могло настоять в приказном порядке; „Александр Борисович, съемки мы прекращаем. Будьте любезны к врачам, в клинику!“ И под белы рученьки в „скорую“. А они поставили вентилятор, чтобы обдувал практически умирающего на глазах миллионов человека. Show Must Go On?

За неделю до госпитализации я ему звонила, уже не стала спрашивать про состояние, знала, что ответит. А спрашивала по поводу двух его конкурсанток, таких с виду голливудских див, которые пели частушки и плясали; „Чечевица с Викою, а я сижу чирикаю“. От смеха я просто не знала, куда деваться. Вот, говорю, молодец, Борисыч ты какой!

Но он насторожился: „Что ты мне хочешь сказать?“ Отвечаю: „Успокойся, хочу, чтобы ты мне переписал слова этих частушек“. И он так развеселился. Говорит; „У меня было столько вариантов“, и начинает напевать мне матерные частушки. Ругался на редакторов; „Стервецы, завернули“.  Я говорю: „Ну понятно, что завернули. Кто ж это выпустит в эфир?!“ Он говорит; „А ты знаешь, какая у меня гениальная задумка была, но технически не получилось это сделать. Я хотел, чтобы у меня эти частушки звучали на фоне вручения „Оскара“ со всеми легендами Ричардом Гиром, Мелом Гиббсоном, и мои девчонки пляшут“… 

***

Он был человеком с большим чувством юмора - при всей его громоподобности и строгости. А еще очень подвижным и увлекающимся. История с „Евровидением“, на которое он в 2013 г. поехал с Диной Гариповой, это показала с особенной наглядностью.

Конечно, я за этим наблюдала с самого начала. Лично мне Дина очень нравилась. Но обсуждались разные кандидатуры. Он говорит; „Есть парень, который хорошо поет, но я другую кандидатуру продвину“. Не все приняли этот выбор, но он твердо стоял на своем. Потому что - профессионал.

Он же очень интересно работал в жюри на том же „Голосе“. Все слушают, вычисляют, что можно сделать из того или иного персонажа, а у Саши всегда были самые неожиданные повороты. То же, что и с этими частушками получилось, и с Диной, когда он выбрал именно ее на „Евровидение“.

Помню, как он со смехом рассказывал о разговоре с Бонни Тайлер, которая тоже была на том „Евровидении“ от Великобритании. Говорил; „Не понятно, что звезда мирового масштаба искала на этом конкурсе?“. Но они пересеклись за кулисами. Она ему говорит; „Я слышала вашу девочку (Гарипову), очень хорошая, мы с ней - единственные, кто здесь поет, но это нам все-равно не поможет“. И действительно, уехала Бонни с „Евровидения“ с последним, кажется, местом. Саша очень смеялся…  

***

Я приходила к нему в театр, это было безумно интересно, картина была дивной. Получала массу удовольствия от того, как он общается со своими артистами, и как они, кстати, артисты общаются с ним.

Когда у меня с проектом Margenta вышла рок-опера „Окситания“, он нам без долгих разговоров предоставил зал для прослушивание. Бесплатно, на полдня. Правда, с некоторой опаской - „Знаю я твоих рокеров! Придут, портвейн из горла будут пить, нагадят и наблюют на мой мрамор!“ „Эх, Борисыч, отвечала я, давно ты рокеров не видел! Все лучшие рокеры у нас теперь ЗОЖники“

Солист его театра Андрей Лефлер, очень разносторонний певец, попал к Градскому с моей легкой руки. Когда Саша набирал состав для записи „Мастера и Маргариты“ там было несколько человек из нашей тусовки, и Андрей в том числе. Прошел строгий и придирчивый отбор, пел Понтия Пилата в „Мастере и Маргарите“. А сейчас - один из ведущих солистов театра. При этом и у меня в проекте принимает участие. Градский об этом знал, не ворчал, а наоборот только поддерживал.  

***

Теперь - черная дыра. Друга нет такого и больше не будет. Именно такого, как Градский. Удар не только для меня, но и для моей дочери. Потому что Градский всегда говорил Зое; „Если бы не я, то и тебя на свете не было бы, зайка“. Он единственный из всех, который мне в свое время сказал; „Хочешь замуж за этого человека выходи“. И я вышла. Потом, правда, развелась, но зато осталась дочь. Еще одно его наследие - самое близкое и дорогое для меня…

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели