Search
16 мая 2022
  • :
  • :

Чего ждать от онлайн-саммита Путин Байден; „Оснований для прорывов нет“

В ближайшие дни может состояться российско-американский саммит в формате видео-конференц-связи. Об этом 2 декабря говорил замглавы российского МИД Сергей Рябков, о скорой встрече говорили и официальные представители США. По данным анонимных источников отечественных СМИ, переговоры глав государств пройдут 7 декабря. Между тем, Дмитрий Песков сообщил в пятницу, 3 декабря, что „точная дата по-прежнему не согласована, ведется работа“.

Чего ждать от онлайн-саммита Путин - Байден; «Оснований для прорывов нет»

Пока наиболее точную официальную информацию о дате переговоров предоставил помощник президента РФ Юрий Ушаков, который сообщил; „У нас есть конкретная дата и время проведения, но, полагаю, лучше дождаться окончательного согласования с американской стороной“.

Центральной темой саммита, судя по не слишком дружелюбным заявлениям Энтони Блинкена по итогам стокгольмской встречи с Сергеем Лавровым, может стать напряженная ситуация в Европе, а точнее нагнетание эмоций по ситуации на границе с Украиной. Это подтверждал накануне и Сергей Рябков.

Тем не менее, Юрий Ушаков, говоря о планируемой повестке саммита, назвал „вопросы, касающиеся хода реализации женевских договоренностей, двусторонние дела, актуальные вопросы международной повестки - Иран, украинский кризис, Ливия, Сирия“, вопрос достижения официальных  договоренностей, исключающих  продвижение NATO на восток и размещение на территории сопредельных государств, включая Украину, „угрожающих нам оружейных систем“.

В том, что касается оценок возможных результатов саммита, эксперты весьма осторожны. Известный тележурналист, американист Михаил Таратута на наш вопрос, похожа ли ситуация на канун некого серьезного прорыва в отношениях, ответил;

Я сомневаюсь, что будут какие-то прорывы. Наши страны дошли до такого состояния в отношениях, что именно прорывов ожидать трудно. Дай бог, если удастся немного продвинуться по пути деэкскалации. Есть треки, по которым дело более-менее продвигается, как сказал Рябков. Это вопрос стратегических вооружений, идут переговоры, и в общем  какой-то конструктив имеется, вопросы кибербезопасности, но в других вопросах все очень серьезно.  И, конечно, самый острый вопрос это конфликт в центре Европы. Я имею в виду российско-украинскую ситуацию, реакцию Запада. Там очень серьезные проблемы, и я не знаю, что удастся сделать на этом направлении. Я не сомневаюсь, что это тоже будет обсуждаться. Но у меня большие сомнения, что мы увидим что-то конструктивное. Но дай бог, чтобы я ошибался. 

Руководитель Центра изучения стратегического планирования ИМЭМО РАН Сергей Кислицын, оговариваясь, что в таких ситуациях лучше дождаться результата, чем прогнозировать, возможностей для серьезных прорывов  не отметил;

Прорыв? Заявление по стратегической стабильности есть (подписано президентами в Женеве - авт.), по контролю над вооружениями рабочая группа есть, диалог идет. И это единственная такая сфера, наверное, в которой стороны взаимодействуют более-менее  активно. Выработка следующего СНВ будет очень трудной, и вряд ли это будет привычный нам договор - ситуация в мире меняется. А в остальном я, честно говоря, не ожидал бы прорыв по каким-то то конкретным вопросам. Ну, если они будут говорить о консульских делах, возвращать нормальный режим выдачи виз, как вариант, если стороны решат продемонстрировать готовность идти на диалог и т.д., это может стать таким шагом навстречу. Больше я в принципе не могу выделить каких-то тем, которые могут стать в каком-то смысле прорывными для двусторонних отношений. Потому что ситуация такая, что стороны сейчас не взаимодействуют, у нас нет каких-то точек соприкосновения.

Алексей Пушков, председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ, в 2012-2016 годах глава российской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы, говоря о европейской теме переговоров, выразил некоторую надежду на возможное снижение напряженности, но не на масштабное изменение в отношениях держав; 

-На мой взгляд, оснований для каких-либо прорывов нет, поскольку позиции по Украине, прежде всего, очень разнятся, и стороны, насколько можно судить, понимают разные вещи под выполнением Минских соглашений. США до сих пор, по крайней мере, поддерживали позицию Киева, а Киев, как известно, хочет из Минских соглашений  оставить несколько выгодных ему пунктов, а все остальное из них выбросить. На что не пойдут ЛНР, ДНР и Россия.  Насколько удастся сблизить позиции по Минским соглашениям, это, по-моему, главная интрига этого саммита. Потому что от этого зависит и общее противостояние между РФ и США  по Украине, и политика NATO. Надеюсь, что эта встреча приведет к некоторому снижению напряженности, которая создалась в последнее время вокруг Украины, была создана Западом для того, чтобы в очередной раз обвинить во всех грехах Россию. Если встреча послужит некоторому снижению напряженности, о разрядке я не говорю, то она оправдает себя.

Однако и насчет возможности небольших изменений в ситуации вокруг Украины есть серьезные сомнения. Сергей Кислицын, говоря о ней, напомнил;

США не заинтересованы в урегулировании конфликта, потому что им нужно, чтобы было что-то, какой-то внешний фактор для сплочения союзников в рамках блоковой дисциплины и т.д. Поэтому здесь прорыв маловероятен. Чисто стратегически для США  вызовы в Европе важны для отношений с союзниками в рамках NATO - это просто удобно. 

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели