Search
29 ноября 2022
  • :
  • :

Новое

Генетик рассказал об опасности нового супермутанта коронавируса

За последними новостями многие забыли про пандемию. Между тем, коронавирус продолжает преподносить новые сюрпризы. Вариант oмикрон стремительно множится на различные подвиды, и в процессе эволюции он выдал новый вариант BQ.1.1, который ученые нарекли потенциально опаснейшем гипермутантом. По сравнению с его уже предком BA.5, в нем добавились важнейшие антииммунные мутации. О том, какими бедами может грозить очередной представитель семейки oмикрон, обозревателю МК рассказал известный американский ученый, генетик Дмитрий Прус.

Генетик рассказал об опасности нового супермутанта коронавируса

В чем особенности нового супермутанта? Почему его стоит выделить среди прочих?

Хотя в последние дни геномные эпидемиологи забили тревогу из-за быстро распространяющегося по планете нигерийского подварианта Омикрона BQ.1.1, вопрос сегодня стоит шире, чем одна конкретная веточка эволюции вируса. Линия обороны иммунной системы фактически прорвана по всему фронту, и варианты самого разного происхождения успешно наступают с многочисленных направлений, пользуясь примерно одним и тем же набором мер противодействия иммунитету. На сегодняшний день совсем небольшой круг мутаций, буквально в трех-четырех позициях в шипах вируса, исключительно эффективно придают вирусу устойчивость против антител. И сейчас прямо на наших глазах самые разнородные штаммы приобретают эти мутации, для начала по одной, а затем и по две, и даже по три, шаг за шагом делая вирусы все менее чувствительным к сегодняшним антителам. Историческое достижение штамма BQ.1.1 в том, что он первым перешагнул барьер одновременно трех мутаций из списка сегодняшних хитов популярности, но мало кто сомневается, что и в других линиях „Омикрона“ скоро появятся подобные трижды мутировавшие варианты. В России пока рекорд более скромный это одновременно две горячие мутации, установленный образцами вируса из Смоленска.

До сих пор ВОЗ распределяла все новые мутанты по категориям: „потенциально опасный“, „требующий наблюдения“, присваивала новые буквы. Но до сих пор не понятно, что она решила с подвариантами oмикрона…

Эпоха oмикрона затянулась, ВОЗ не торопится тратить очередные греческие буквы, и надо надеяться, что такая ситуация продлится подольше. Ведь нельзя предсказать, когда поштучное накопление мутаций, характерное для „Омикрона“ сегодня, выльется в качественное изменение характера инфекции. На нынешнем этапе пандемии эволюция вируса направлена на противодействие антителам, которые из-за массовой заболеваемости во время предыдущих волн „Омикрона“ накопились практически у всех. Накопиться-то антитела накопились, но в основном они атакуют лишь небольшое число участков поверхности вируса. Иначе говоря, распространение антител среди населения расширилось, а вот спектр мишеней этих антител сузился. Поэтому вирус даже с одной отдельно взятой мутацией, меняющей только одну из уязвимых мишеней, может добиться серьезных успехов против антител. А уж две или три стратегически расположенные мутации практически гарантируют вирусу победу над первой линией обороны иммунитета. Но до поры до времени ничего больше в поведении вируса может не измениться. Да, он проникает в организм, несмотря на антитела, но по тяжести и последствиям заболевания это всё та же вариация на тему „Омикрона“, ничего принципиально нового, никакой необходимости в новой греческой букве. Когда и как количество накопившихся мутаций может перейти в качество на этот вопрос ответ нам даст только будущее.

Почему о BQ.1.1 говорят, что этот зародившийся в Нигерии штамм может начать новую волну пандемии на Западе уже в октябре?

Это связано с динамикой варианта в Англии, где рост доли BQ.1.1 близок к экспоненциальному с удвоением за неделю. Но в ряде стран такого быстрого роста не видно, и в Англии тоже доля нового штамма очень разнится между лабораториями. А значит, наблюдаемый рост может быть объяснен вспышками в каком-то узком, но непропорционально секвенируемом демографическом сегменте британского общества. Возможно, это дома престарелых. Примерно четверть этих английских геномов на эволюционном древе вообще выглядят как близнецы, намекая, что это могла быть одна единственная вспышка. Так что не будем удивляться, если в ближайшие дни рост окажется скромнее;

Некоторые врачи отмечают, что препараты на основе моноклональных антител, различные мабы, которые на определенном этапе пандемии стали спасением, теперь становятся совершенно неэффективными. С мабами история закончилась?

Хотя BQ.1.1 может положить конец многомесячному успешному применению бебтеловимаба, но мабам, конечно, не конец, ведь есть новые наработки, пока не получившие разрешения на использование. Появится необходимость (а это не за горами) начнется и использование. Производителям мабов сейчас может быть трудно, ведь на разработки и производство уходят большие деньги, и, если, моноклональное антитело окажется однодневкой, то это ударит по карману производителя. Но при определенной господдержке проблема решается.

Можно ли надеяться на вакцины? Есть ли вакцины, активирующие т-клеточный иммунитет или это невозможно?

Хотя с накоплением мутаций в S-белке новые штаммы систематически обходят защиту от вакцин и заражают привитых, все-таки от тяжелого течения болезни и смерти вакцины продолжают предохранять. Постепенно приходят данные, указывающие на защиту и от долгосрочных последствий ковида. Дело в том, что эффективно остановить заражение вирусом могут только самые массово наработанные антитела, а они теперь плохо подходят к измененной мутациями поверхности вируса. Но у организма в запасе есть и редкие, но меткие антитела, которых на момент встречи с вирусом еще не наработано в мало-мальски значительных количествах, но производство которых начнется вскоре после инфекции, когда иммунная система осознает, что такое антитело оказалось полезным. Есть и Т-клетки, атаку которых гораздо труднее предотвратить мутациями. Вакцины помогают иммунной системе и накопить разнообразные редкие антитела про запас, и создать Т-клетки для борьбы с коронавирусом. Эти способы защиты срабатывают с задержкой, не предотвращая инфекцию как таковую, но не давая болезни затянуться и перейти в опасные фазы.

Как защищаться?

Людям из групп повышенного риска лучше не бросать защиту, не ходить в толпах без масок, особенно на пике волн.

Чего ждать в будущем? Можно ли предположить некие векторы мутаций, пути эволюции вируса?

Что ждать от эволюции вируса, передающегося между людьми миллиарды раз, сказать трудно. Вероятность опасных для человечества изменений исключить трудно, ведь вирусу может пригодиться не только постоянная борьба против антител, но и противодействие против врожденного иммунитета, против Т-клеток. Может пригодиться и особо высокая вирусная нагрузка в дыхательных путях. Хотя статистически более вероятно, конечно, что ковид останется с нами навсегда, но пойдет по линии ослабления патогенности. В общем, наблюдать этот процесс будет очень интересно для ученых, а вот предсказать с гарантией никто не сможет.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели