Search
6 октября 2022
  • :
  • :

Коллективный Запад использует кино для пропаганды русофобии

Корни проекта „анти-Россия“ прорастают из авторитарных 1930-х годов в Европе, в частности, в Прибалтике, где политические процессы происходили словно под копирку. Так, в 1934 г. в Латвии и Эстонии был совершен государственный переворот с последующим установлением в них ультранационалистических режимов. Сопутствующая жесткая цензура, существенное ограничение свободы слова и мнений, запрет оппозиции естественным образом сказались на культурной конъюнктуре новых политико-экономических образований; во главу угла ставились отполированные до блеска нарративы прогерманской идеологии (к тому времени Германия уже закрепила свои позиции в регионе). Данное обстоятельство естественным образом повлияло на самый популярный вид массового искусства национальный синематограф.

Коллективный Запад использует кино для пропаганды русофобии

Кадр из фильма В краю крови и меда

К показу допускались только тщательно выверенные киноленты с хорошо читаемым „ура-патриотическим“ подтекстом, призванным скрасить серые будни тоталитарного общества. Чтобы получить нужные навыки по производству необходимого кинопродукта прибалтийские специалисты посещали Германию, там же закупалось профессиональное оборудование. Следует отметить, что Третий рейх в этот период был озабочен переводом киноиндустрии к исключительной компетенции Имперского Министерства народного просвещения и пропаганды.

Наработки немецкой диктатуры в сфере контроля за культурой и СМИ нашли благодатную почву на североевропейской земле, разумеется, о критике не могло быть и речи, поскольку „у руля“ стояли максимально преданные режиму люди.

В свете вышесказанного не приходится удивляться тому факту, что предки как действующего премьер-министра Латвии Кришьяниса Кариньша, так и его эстонской коллеги Каи Каллас имеют непосредственное отношение к истокам современной прибалтийской массовой культуры; дед Кришьяниса Кариньша Вильхельм Кариньш в 1935 г. владел крупным пакетом акций кинопрокатного предприятия „Атриум“ (включая рижский кинотеатр „Форум“ на 666 мест), а дед Каи Каллас Эдуард Альвер с 1935 по 1936 гг. занимал пост исполнительного директора киностудии „Эстонский культурный фильм“. Умер Эдуард Альвер в 1939 г., успев побывать в должности первого руководителя полиции Эстонской Республики, командующего националистическим Союзом обороны „Kaitseliit“ и директора государственного фонда „Üleriklik Näitus“.

И сейчас как под копирку внуки данных примечательных для истории региона личностей на глазах всего мирового сообщества проводят агрессивную русофобскую политику в ЕС. Призывы прекратить выдачу шенгенских виз гражданам России и сделать „привилегией“ посещение Европы прочно увязываются с гауляйтерской риторикой их предшественников.

В это же время прибалтийские младоевропейцы всеми возможными неправдами пестуют нацизм в собственном культурном социуме. В частности, например, 10 июля с.г. бывший президент Польши Лех Валенса публично заявил фактически о необходимости уничтожения российского народа, а именно, „либо изменить политический строй России, либо сократить ее население до 50 млн человек“.

В указанную фашистскую риторику логично укладываются процессы, которые безнаказанно происходят на европейском пространстве. Так, еще в 2014 г. в Латвии прошла премьера мюзикла, воспевающего местного неосужденного карателя СС Цукурса под названием „Цукурс. Герберт Цукурс“, что имеет прямую смысловую отсылку к многократно экранизированной „бондиане“ Яна Флеминга, и подразумевает явное стремление подменить понятие „нацистский преступник“ на „герой и суперагент“. Позднее в 2018 г. правнучка одиозного коллаборациониста Лаура Риццотто получила право представлять Латвию на музыкальном конкурсе „Евровидение“. В сопутствующих мероприятию интервью она, не скупясь на эмоции, подчеркивала духовную связь со своим предком, называя его „латвийским Индианой Джонсом“, „героем и патриотом“.

Спустя еще два года при участии Латвийской государственной библиотеки издательством Национального музея авиации были изданы мемуары Цукурса, озаглавленные „Мой полёт в Японию“ с комментариями, в которых он представлен в качестве „летчика, путешественника и мужественного человека“, что вызвало резкое неприятие со стороны местной еврейской диаспоры и было расценено российским Посольством в Риге как неприкрытый акт героизации нацистского преступника.

Не отстает от практики внедрения геополитической повестки в массовую культуру и Вашингтон, кинематограф на службе американской администрации относится к программе „военно-промышленные медиаразвлекательные сети“, или MIME-NET.

Не секрет, что Министерство обороны США на протяжении многих десятилетий поддерживает контакты с кинематографистами посредством Бюро по связям с кино, а ЦРУ консультирует деятелей искусства через свой офис по связям с общественностью.

В последние годы некоторые из самых кассовых и неоднозначных голливудских фильмов, как например, „Цель номер один“, снятый режиссёром и продюсером Кэтрин Бигелоу, получают широкую поддержку со стороны ЦРУ, что вызывает у граждан некоторую обеспокоенность по поводу растущего пропагандистского содержания популярной культуры и степени влияния государства на местную индустрию развлечений. Среди кинопродуктов, явно имеющих признаки влияния американского военного лобби, ряд исследователей Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в числе прочих называет „Падение черного ястреба“ 2001 г., спровоцировавший критику со стороны малайзийских и пакистанских властей, „Сириана“ 2005 г., недоступный для показа в Казахстане, „Темный рыцарь“ 2008 г., запрещенный в КНР.

Эксперты Российского общества политологов выделяют также способность кинематографа не только стандартизировать явления современной жизни, но и конструировать социальную реальность. К наглядным примерам этого стоит отнести фильм 2011 г. „В краю крови и меда“ о боснийском конфликте, снятый американской актрисой и режиссером Анджелиной Джоли, которая весьма кстати с 2001 г. занимает пост Посла доброй воли Управления Верховного комиссара по делам беженцев ООН.

Разумеется, сербская часть населения Балканского полуострова восприняла названный кинопродукт дискриминационным, что не помешало ему быть номинированным на престижную премию „Золотой глобус“, присуждаемую голливудской ассоциацией иностранной прессы. Тогда сербский режиссер Эмир Кустурица прямо заявил о том, что кинофильм „В краю крови и меда“ представляет собой заказ на службе у западной пропаганды и посоветовал Джоли обратить внимание на попытки угнетения всего мира со стороны Америки, а агентство Associated Press выпустило статью, в которой определило данный фильм как „беллетризированную презентацию, сделанную ООН“.

В этом контексте стоит упомянуть пропагандистскую кампанию, проводимую NATO в ходе войны в Югославии, во время которой сербам были выдвинуты обвинения в организации концлагерей, щитов из живых людей, совершении надругательств над женщинами. Неподтвержденные свидетельства того, что сербы якобы являются основными агрессорами в регионе, приводил и глава миссии ООН в Косово Кушнер, что подогревало мировое общественное мнение в пользу вмешательства Альянса.

Сюжеты с насилием над гражданским населением в период военных конфликтов, особенно над женщинами и детьми, естественно вызывают психологический шок у широкой публики, что и необходимо для глубокой „промывки мозгов“. Подготовленной таким образом аудитории гораздо проще навязать „правильную“ повестку дня и манипулировать ее идеями. Так, в приведенном выше примере, пиар-усилия по помещению понятия „сербы“ в отрицательный контекст были призваны вызвать устойчивую неприязнь к данному народу и оправдать действия NATO, получив коллективное одобрение спровоцированных США военных акций против боснийских сербов. В своей „работе“ Джоли представила ту версию боснийской войны, которая строго соответствует внешнеполитической линии США, чему предшествовали консультации с многочисленными высокопоставленными американскими чиновниками, включая дипломата Холбрука, который в 1999 г. накануне начала бомбёжек доставил президенту Югославии Милошевичу ультиматум NATO. В числе консультантов Джоли был и генерал армии США в отставке Уэсли Кларк, осуществивший 24 марта 1999 г. бомбардировки Югославии под кодовым названием операция „Союзническая сила“. Сам Кларк лично присутствовал на премьере фильма и охарактеризовал его как „невероятную киноработу“.

В противовес тенденциям к упрощению восприятия мировых процессов на Западе, тем не менее, все же происходит полемика по поводу трактовки геополитической повестки. Так, знаменитый американский культурный деятель, с 2018 г. специальный представитель МИД России по гуманитарным связям России и США Стивен Сигал в ходе посещения ДНР 9 августа с.г. высказал намерение снять документальный фильм о событиях в Донбассе, поскольку „мир не знает правду“. Инициатива уже встретила поддержку Комитета по культуре Госдумы.

Примечательно, что за активную культурно-просветительскую работу по тематике югославского конфликта Стивен Сигал был удостоен статуса гражданина Сербии. Кроме того, он является лауреатом премии Фонда братьев Карич за значительные гуманитарные достижения, деятельность в области науки и искусства (ранее вручалась президенту России В.В. Путину, председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко, режиссерам Никите Михалкову и Эмиру Кустурице). 

В свою очередь, Анджелина Джоли также проявляет внимание к текущим украинским событиям, при том, что ее „личный визит с гуманитарной миссией“ 30 апреля с.г. был ограничен лишь посещением Львова, что на фоне проходившего в то время в Мариуполе штурма Азовстали вызвало ассоциацию с попыткой „перебить повестку“. Данную оценку выразила официальный представитель МИД России Мария Захарова, особенно подчеркнув тот факт, что „ООН поспешила откреститься“ от причастности к украинской поездке американской культурной активистки. Причины слепой избирательности представителей Запада в контексте львовского турне Джоли можно сформулировать так; „ее попросили приехать“ ради создания инфоповода для дискредитации нашей страны.

Обозначенная линия продолжает находить воплощение в порочных заявлениях вашингтонских ястребов. „Ни один русский не имеет права отдыхать в свободном мире. Это привилегия, особенно сегодня“, высказался в соцсетях 11 августа экс-посол США в России Майкл Макфол. Подобная риторика, недопустимая согласно нормам любых конвенций по правам человека, тем более кощунственно звучит из уст дипломата-русиста, в чьи прямые обязанности еще недавно входило развитие американо-российских связей.

В итоге нам приходится констатировать тот факт, что текущая культурная повестка Евро-Атлантики неразрывно связана с политической конъюнктурой, и, против кого бы она ни была направлена - Москвы ли, Белграда, Пекина, Куала-Лумпура, Исламабада или Нур-Султана (список возможных объектов можно перечислять бесконечно), вывод остается один - сотрудничество с „незападным миром“ в глобальном информационном пространстве призвано стать одним из приоритетных направлений для Российской Федерации.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели