Search
29 января 2023
  • :
  • :

Новое

Культура - единственное прибежище, где можно спастись

Кто о чем, а вшивый о бане. Да, я опять о культуре. Вспоминается 19 августа 1991 года. Программа „Время“. Сначала постановление ГКЧП, 10 соток, единство Союза, отсутствующий „по болезни“ Горбачев. Приказ армии расчехлиться и войти. Потом удивительный репортаж Сергея Медведева от Белого дома прямо от строящихся баррикад (во, какая тогда была свобода слова, которую даже Язов с Крючковым не могли, не хотели остановить, упустили). И вдруг в заключение в рубрике „О культуре“ показывают художественную выставку, вернисаж, а там люди, ходят, смотрят. „Как? - думал я тогда. - Как они могут? В стране государственный переворот, революция, а они спокойненько себе наслаждаются прекрасным! Да кто же они тогда?“

quot;Культура mdash; единственное прибежище, где можно спастисьquot;

Фекла Толстая.

Фото; АГН „Москва“

Теперь, после 30 лет болтанки, безвременья, мне кажется, что именно эти люди и были правы. Они думали о вечном. Революции, перевороты, президенты приходят и уходят, а искусство остается навсегда.

Потом, правда, защитники Белого дома стали стыдиться своего геройского, благородного порыва, говорить об ошибках молодости. А чего стыдиться-то? По мне, так те три дня, которые потрясли мир, то бескорыстное братство, то ощущение, чувство свободы - наверное, лучшее, что было в моей жизни.

…Так я о культуре, вы не забыли? Смотрю по утрам программу „Наблюдатель“ („Культура“) и опять удивляюсь: как они могут? В стране и в ее окрестностях специальная военная операция, а они сидят в светлой студии, рассуждают о кино, театре, живописи, балете… С ума сошли?

И опять ставлю себя на место, складываю мозги в кучку; культура - единственное прибежище, где можно спастись. Культура, просвещение - это место нашей сборки, сохранения духа. Нет, скажут, это уход от действительности. Согласен, своего рода вид внутренней эмиграции, как это делали многие в СССР. Поиск защиты, веры, верной пристани.

„Наблюдатель“ - лучшее, самое интеллектуальное ток-шоу о культуре на российском ТВ. Туда приходят совсем не медийные люди, не пиарящиеся по каждому поводу - искусствоведы, ученые, режиссеры, писатели… Кажется, они живут параллельной жизнью, но именно это и есть жизнь. Культура не терпит суеты. Магия разговора на заданную одухотворенную тему, блеск знаний, потрясающий русский язык - здесь уж действительно великий и могучий - завораживает, и на этот час ты уносишься от грешного бытия куда-то далеко-далеко. Там свет, там душа, ум, честь и совесть.

Ничего бы не случилось без ведущих, вот они; Андрей Максимов, Фекла Толстая, Евгений Григорьев, Сергей Соловьев, Юлия Панкратова, Анна Апполонова. Они всегда в теме, в темпо-ритме, в такте, они отличные дирижеры этой духоподъемной симфонии-разговора. Хочется выделить, отметить всех, но особенно Феклу. Думаю, прапрапрадедушке было бы за нее не стыдно, да он бы ею гордился.

На самом деле это и есть русский мир, наша мягкая сила. Насильно мил не будешь. „Поверьте историку, осчастливить против желания нельзя“, - это Костик из „Покровских ворот“. Русский мир - великая наша культура, литература, музыка, живопись. Мир искусства, русского искусства - вот что должно быть притягательно для всех.

…Был такой прекрасный актер Владимир Ивашов. В 19 лет, после „Баллады о солдате“, он стал мировой суперзвездой. А потом карьера у него не задалась, не получилось. Как у Бенджамина Баттона, в актерской среде у него вышло все наоборот. В 90-е, когда кончилось кино, работы не было, он стал разнорабочим на стройке. Умер в 55 лет. Незадолго до смерти о нем вспомнили, пригласили на фестиваль, и вот там, выйдя на сцену, этот достойнейший человек сказал; „Не надо совершать в жизни подвигов, надо не совершать подлостей в жизни“.

Культура, истинное проникновение в нее - то, что может защитить от подлости в любое время. Культура, как та красота, которая не спасет мир.

Ворошиловский стрелок

Пять фильмов к 95-летию Михаила Ульянова на ОТР. Всего лишь пять. А сколько их вообще!

quot;Культура mdash; единственное прибежище, где можно спастисьquot;

Фото; Кадр из фильма

„Хороший ты мужик, но не орел!“ - это Мордюкова Ульянову в „Простой истории“. Вот там он действительно не орел - так играет. А на самом деле орел, да какой!

Не было ролей, ему не подвластных. „Бабы, закрой слух!“ - это он в „Председателе“. Ну такой боевой. А в „Транзите“ с Нееловой! Вот это мужик, и как в такого не влюбиться, а в „Беге“ этот генерал Чарнота, так смачно целующий Евстигнеева, аж поджилки трясутся. А как он его в „двадцать одно“! Ух! И какая разница, что в кальсонах?

А это уже великий римский император с красавицей Юлией Борисовой. Той красавицей, что от него без ума. И в „Варшавской мелодии“ с ней же - так тонко, на полутонах. Здесь он весь из прошлого, из памяти.

А в михалковских „Без свидетелей“ - только он и Купченко. Он - хитрый, наглый, вертлявый, виртуозный, гоголевский негодяй в наше-то время.

А „Ворошиловский стрелок“ - последняя роль великого Мастера, завещание всем нам на будущее.

И Тевье-молочник. Русский, русский, но какой еврей!

Были ли у него недостатки? Были, конечно. Маршал Жуков - это только он, Ульянов, а кто же еще. Больше до Жукова никого не допускал.

А еще в фильме „Егор Булычев и другие“ от Сергея Соловьева - главная роль, само собой. Но рядом с собой Смоктуновского-шута не потерпел, понимал, что тот его обязательно переиграет. Настоял поменять гения на Льва Дурова великолепного - и вот там уже заблистал.

Но эти недостатки лишь продолжают его достоинства. Достоинства великолепного артиста, лучше которого нет.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели