Search
4 июля 2022
  • :
  • :

Названы позиции ведущих европейских стран по поводу кризиса Россия NATO

Глава МИД Великобритании Лиз Трасс прибыла в Москву для переговоров с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым по поводу обострения обстановки вокруг Украины. Ранее в РФ с официальным визитом прибыл президент Франции Эмманюэль Макрон, а уже на следующей неделе российскую столицу посетит канцлер Германии Олаф Шольц. Эксперт сравнил позиции Лондона, Парижа и Берлина по вопросу европейской безопасности. 

Названы позиции ведущих европейских стран по поводу кризиса Россия - NATO

Фото; AP

По итогам переговоров с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым глава британского внешнеполитического ведомства Лиз Трасс отметила необходимость „работать с Россией, чтобы добиться прогресса, в частности по переговорам с NATO“. При этом, по мнению дипломата, этого нельзя достичь „за счёт территориальной целостности и суверенитета Украины“. Лондон также не готов пожертвовать „политикой открытых дверей Североатлантического альянса“.

Лиз Трасс заверила, что никто из стран NATO не подрывает безопасность России, поскольку это исключительно оборонительный альянс. Поэтому те шаги, которые члены блока предпринимают в ответ на „агрессивные действия“ России - в частности, стягивание войск на восток Европы странами-участницами альянса - являются исключительно „укреплением обороны“.

„Россия должна полностью реализовать соглашения о прекращении огня, необходимо отвести тяжелые вооружения из региона, добавила глава МИД Британии. - Это необходимо для того, чтобы добиться прогресса по реализации Минских соглашений“.

Между тем Сергей Лавров в ответ на слова своей британской коллеги отметил, что „оставляет на совести NATO“ обвинения в адрес России, согласно которым та якобы стягивает войска к границе с Украиной. Помимо этого, российский министр напомнил о том, что сами страны блока вплотную подошли к российским границам.

„Есть принципиальные и фундаментальные разногласия между Западом и Россией в том, что касается оценки нынешней ситуации в Европе и, в частности, украинского кризиса, который как раз и спровоцировал эту конфронтационную спираль, комментирует „МК“ заведующий отделом Европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов. - При этом все прекрасно понимают, что урегулирование ситуации на Украине в этом смысле рассматривается как производная. Речь идет о серьезнейших вещах, которые связаны с международными отношениями, с будущими миропорядком и системой европейской безопасности. А украинская карта и то, каким образом она разыгрывается, ложится в контекст политики тех или иных крупных игроков.

На самом деле глава МИД Британии Лиз Трасс приехала в Москву с небольшим опозданием. Дело в том, что до этого сложилась ситуация, при которой Лондон, претендующий на глобальную мировую роль, оказался фактически за рамками просматриваемой сейчас новой политико-дипломатической „пьесы“. Тем временем канцлер Германии Олаф Шольц поехал в Вашингтон разговаривать с одним адресатом российских предложений по гарантиям безопасности, американским лидером Джо Байденом. Президент Франции Эмманюэль Макрон прибыл в Москву, чтобы обсуждать эти же сюжеты с главой РФ Владимиром Путиным. А Лондон остался за рамками данного процесса. Поэтому позиции стран изначально не равны“.

По словам эксперта, главный интерес Великобритании связан с тем, чтобы „вернуться в число грандов европейской и международной политики, которые влияют на содержание нынешней партии“.

„Россия со своей стороны выразила заинтересованность в визите главы британского внешнеполитического ведомства, который, кстати, стал первым официальным визитом главы МИД Соединенного Королевства в РФ с 2017 года, подчеркнул политолог. - Получается, что Москва разблокировала каналы политико-дипломатического диалога по различным линиям даже с Великобританией, отношения с которой в рейтинговом плане были на самом низком уровне по сравнению с другими адресатами российской внешней политики то есть даже с США. Здесь был почти вакуум. 

Еще совсем недавно Лиз Трасс заявляла, что цель ее поездки в Москву объяснить России, что она должна вести себя правильно по отношению к Украине, иначе ее ждут серьезные последствия. Москва в свою очередь понимает, что эта позиция МИД Британии подается для внешней аудитории. При этом она не интересна с точки зрения налаживания контактов между странами, на которое рассчитывает РФ. И тут уже Лондон осознает, что и с его стороны теперь нужны какие-то позитивные подвижки.

Великобритания понимает, что не является основным переговорщиком по вопросам европейской безопасности. В то же время ясно, что она хочет играть роль своего рода балансира трансатлантических отношений. Британия вышла из Евросоюза, но укрепляет свои отношения с Соединенными Штатами, поэтому хочет именно в этом качестве вести свою линию по взаимодействию с европейскими партнерами“.

Такая роль Соединенного Королевства привлекает европейцев, которые, несомненно, хотят подключить Лондон в широкий контекст нового политического диалога и найти инструменты и механизмы для его активного участия в делах европейской безопасности, считает эксперт. Более того, США также заинтересованы в Британии, которая рассматривается как некий проводник американских интересов в отношениях с ЕС.

„Нет необходимости сравнивать веса различных столиц в отношениях с Москвой, продолжает Дмитрий Данилов. - Ясно, что мы выстроили различные линии стратегических коммуникаций, и они работают. В этом смысле сложно пытаться искать альтернативы, противопоставлять одних наших партнёров по переговорам другим.

В данном случае важны два момента. Во-первых, Россия понимает, что изменение ситуации между РФ и Западом возможно только тогда, когда будет достигнуто соответствующее общее согласие внутри Евроатлантики. Во-вторых, для того, чтобы добиться такого согласия, необходимо работать не столько с евроатлантическими институтами (NATO и ЕС), а с серьезными игроками на пространстве евроазиатской системы. И в этом плане ни в коем случае нельзя сбрасывать со счетов Великобританию, хотя многие говорят, что это неудобный партнер, что договориться с ним не удастся, поэтому нужно разговаривать исключительно с Германией и Францией, как с лидерами Европейского союза. Я не разделяю эту точку зрения. Взаимодействовать важно со всеми, именно для того, чтобы иметь перспективу повлиять на формирование позитивного евроатлантического консенсуса“.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели