Search
25 сентября 2022
  • :
  • :

Осуждены киллеры, расстрелявшие Япончика; у одного обнаружили восемь кист

Мосгорсуд поставил точку в одном из самых громких процессов последних лет - деле об убийстве патриарха российского криминального мира Вячеслава Иванькова (Япончик). 13 декабря состоялось оглашение приговора выходцам из Абхазии Муртази Шадании и Джамбуле Джанашии. Оба предполагаемых исполнителя заказного убийства 13-летней давности ранее единогласно были признаны виновными коллегией присяжных.

Осуждены киллеры, расстрелявшие Япончика; у одного обнаружили восемь кист

Фото; Наталия Губернаторова

Муртази Шадания приговорен к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Джамбула Джанашия - к 16 годам с таким же режимом отбывания. Плюс каждый получил по году ограничения свободы.

Ранее прокурор Борис Локтионов в прениях требовал назначить Шадании 16 лет лишения свободы, Джанашии - 17 лет.

Кроме того, присяжные признали подсудимых виновными в незаконной перевозке оружия (статья 222 часть 3 УК РФ). Правда, здесь мнения народных судей  разделились: Шаданию они сочли виновным опять же единогласно, а вот за виновность Джанашии проголосовали семеро членов коллегии против одного. Защита настаивала (и продолжает настаивать) на невиновности обоих фигурантов громкого дела. Напомним, Япончик был смертельно ранен возле ресторана „Тайский слон“ на Хорошевском шоссе 9 октября 2009 года и впоследствии скончался.

„МК“ удалось узнать неизвестные ранее детали процесса. Из-за ковидных ограничений, которые закрыли журналистам доступ в московские суды, скрытыми от глаз общественности остались немаловажные обстоятельства, касающиеся состояния здоровья подсудимых. Как рассказала адвокат Анна Морозова, ее подзащитного Муртази Шаданию не раз привозили на судебные заседания в плохом самочувствии. Дело в том, что 65-летний фигурант уголовного дела страдает от онкологического заболевания - у него рак гортани. Вроде бы пролеченный - до ареста Шадания прошел курсы лучевой и химиотерапии. 

- Мы были у него в „Бутырке“ несколько раз, он говорил, что у него рак горла, но на тот момент он был в ремиссии, - рассказывает член ОНК Москвы Ева Меркачева.- Сам Муртази Шадания не только не признавал вины, но и считал себя жертвой оговора. Он говорил, что не боится мести со стороны криминального мира, поскольку, по его словам, там знают правду о его непричастности. Шадания был уверен, что следствие задержало его в надежде, что он умрет от рака, и не придется ничего доказывать.

Но в СИЗО болезнь, видимо, вновь проснулась.

- Шадания очень плохо себя чувствует, несколько раз его привозили в суд с температурой, повышенной потливостью. В почках у него обнаружены восемь кист, причем пять из них появились уже в СИЗО, - рассказала Анна Морозова. - Он проходил обследование в „Матросской Тишине“. Нам известно, что у него был подтвержден диагноз, препятствующий отбыванию наказания, но документы по этому обследованию мы получить не можем.

По словам защитника, один раз Шадании даже потребовалось вызвать в зал суда бригаду „скорой помощи“. Это случилось как раз в тот день, когда обвиняемому предстояло давать показания.

- В день дачи показаний он спал всего два часа, - пояснила адвокат. - Его очень рано подняли, чтобы везти в суд. Мы писали везде, даже направляли телеграммы на имя президента, чтобы добиться его обследования в частности по критериям возможности отбывания наказания в условиях реального лишения свободы. Но никакой реакции.

Родственникам фигурантов дела, кстати, в суд было пробиться почти так же тяжело, как и представителям прессы. Как рассказывает защита, в храм правосудия то никого из близких подсудимых не пускали, то разрешали присутствовать кому-то одному. А ведь оба обвиняемых родом из Абхазии, родственников-то у них полно, и все хотели повидаться.

Кстати, именно родные обвиняемых пролили свет на самые первые моменты в громком деле - задержание и то, что происходило после него.

- У нас испортилась дома плита, мы вызвали мастера, который должен был прийти на следующий день в 12 часов, - рассказал правозащитникам родственник Шадании, пожелавший остаться неназванным. - На следующее утро, когда еще было темно, я вдруг услышал жуткий грохот и стук в дверь. Подумал, может это мастер стучит? Хотя, думаю, нет, странно, ведь еще не 12. Подхожу к двери, а оттуда крик; „Откройте, полиция!“ У меня ноги затряслись, ему (Шадании. - Прим. авт.) тоже плохо стало, он сразу упал. В квартиру ворвался ОМОН, перевернули там все вверх дном, забрали его.

Забрали, допросили и…отпустили. По рассказу родственников, следователей на тот момент интересовал один вопрос - связи Шадании с криминальным авторитетом Ильей Симония (также известный как „Махо“). Из-за подозрений в причастности к убийству Вячеслава Иванькова Симония в апреле 2020 года был заочно арестован Басманным судом Москвы.

Кстати, факт знакомства с Симонией близкие Шадании вовсе не скрывают. Говорят, знакомы были, даже пересекались на каких-то мероприятиях вроде похорон. Но какие-либо криминальные связи родственника с воровской элитой наотрез отрицают.

Адвокаты обвиняемых в убийстве Япончика пока наотрез отказываются давать какие-либо комментарии по существу дела. Чувствуют себя скованно из-за того, что процесс шел с участием коллегии присяжных. В такой ситуации каждое слово на вес золота. Более того, сторона защиты незадолго до вердикта лишилась одного бойца - адвокат  Анна Морозова была выведена из процесса решением председательствующего; гособвинитель усмотрел в ее постах в соцсети элементы давления на народных судей. Так что пока единственное, что защитники готовы сказать сегодня - в деле они нашли массу нарушений и приговор суда намерены обжаловать. Надеются на пересмотр в ином составе суда и снова непременно с присяжными. 




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели