Search
4 июля 2022
  • :
  • :

От „потерявшего стыд“ Бориса Джонсона сбежали ближайшие сотрудники

В течение суток несколько служащих аппарата британского премьер-министра Бориса Джонсона заявили о решении покинуть свои посты. В случайность такого совпадения поверить невозможно, учитывая непрекращающийся „патигейт“ - скандал по поводу проведения в правительственных учреждениях (включая премьерский офис) вечеринок в период действия жестких карантинных мер. В веселье неоднократно принимал участие и сам Джонсон, что уже привело к слухам о его возможной отставке.

Однако, судя по поведению премьера, он крепко держится за кресло, предпочитая уходу с поста „зачистку“ пространства вокруг себя.

От «потерявшего стыд» Бориса Джонсона сбежали ближайшие сотрудники

Фото; AP

Еще 3 февраля вечером стало известно, что в отставку подала советник Джонсона по политическим вопросам Мунира Мирза. Свой поступок она объяснила недовольством поведением премьера, который в ходе словесной перепалки с лидером лейбористом Киром Стармером ушел от ответа на заданный ему вопрос, вместо этого обвинив оппонента в недостаточно эффективной работе. По словам Мирзы, действия главы правительства и, в частности, его отказ принести извинения за сказанное - „непристойны“.

Вслед за советником от своих должностей отказались директор премьерского офиса по коммуникациям Джек Дойл, руководитель аппарата премьер-министра Дэн Розенфилд и джонсоновский личный секретарь Мартин Рейнолдс.

При этом официальные причины у всех разные. Дойл, например, посетовал, что последние недели ужасно сказались на его семейной жизни, но подчеркнул; об отставке думал давно.  Розенфилд не стал распространяться о причинах своего решения, в то же время выразив готовность исполнять обязанности, пока ему не будет найдена замена. Рейнолдс  поступил схожим образом, однако известно, что после окончательного ухода из премьерского аппарата он займет пост в Форин-офисе (британский аналог министерства иностранных дел). 

Все уволившиеся так или иначе были вовлечены в патигейт (от английского party - вечеринка) - скандал вокруг веселых попоек в правительственных учреждениях в период действия коронавирусных ограничений. Речь идет минимум о семнадцати вечеринках, часть из которых в разгар кризиса с COVID 19 проходила непосредственно на Даунинг-стрит, 10, то есть в премьерском офисе. 

Подавший в отставку Рейнолдс, например, со своего почтового ящика рассылал приглашения с пометкой „выпивку приносить с собой“, выяснили британские журналисты.

Борис Джонсон сам неоднократно участвовал в подобных мероприятиях, о чем свидетельствуют неопровержимые доказательства вроде видеозаписей с весело танцующим премьером, его приближенными, которые забавлялись с игрушечными джедайскими мечами и той самой выпивкой. Да и премьер вины отрицать не стал, хотя пытался списать все на недопонимание; якобы он думал, что его приглашают на некие рабочие собрания.

К вечеринкам добавились и менее резонансные эпизоды, вроде проведения Джонсоном и двумя его сотрудниками рождественской онлайн-викторины на Даунинг-стрит; хотя танцев и алкоголя там замечено не было, сама эта встреча также нарушала одно из правил карантина.

Антикоронавирусные меры были введены в Великобритании в начале 2020 года - к неудовольствию многих жителей страны. Им было запрещено собираться более, чем вшестером, ни о каких увеселительных мероприятиях речи не шло.

Ожидаемо, что скандал вокруг Джонсона, не отказывавшего себе в удовольствиях, настроил против него как простых британцев, так и многих политиков, включая даже соратников по партии, для которых фигура их лидера стала токсичной. В этих условиях у массовых отставок есть два возможных объяснения. Либо приближенные премьера действительно сами решили дистанцироваться от него и патигейта в целом, либо их увольнения - часть сделки по поиску козлов отпущения.

К уволившейся к пятнице четверке служащих 4 февраля, судя по всему, добавилась и пятая помощница Джонсона. Как сообщает Sky News, свой пост покинула сотрудница политического отдела премьерского офиса Элена Нарозански.

Как ответил сам Джонсон?

К чести главы британского кабмина стоит напомнить: Джонсон не только не открещивался от информации о вечеринках, но и даже лично инициировал расследование под руководством старшей служащей аппарата правительства Сью Грей. Она пользуется авторитетом среди представителей как консерваторов, так и лейбористов, потому стала компромиссной фигурой для подобного дела.

После публикации результатов расследования, согласно которым увеселительные мероприятия действительно имели место, хотя и противоречили введенным властями ограничениям, Борис Джонсон признал; поведение его и других участников вечеринок было неподобающим, и из этого надо извлечь уроки.

Очевидно, посчитав, что этих нехитрых сентенций достаточно, премьер вновь прибегнул к тактике „с больной головы на здоровую“ и обвинил своих противников в дестабилизации ситуации в стране и излишней демонизации произошедшего, в то время как им, по мнению главы правительства, стоило бы заняться борьбой с пресловутой „российской угрозой“.

Примерно так же выглядела и перепалка Джонсона с главой оппозиции Киром Стармером в начале недели. Лидер лейбористов в ходе парламентского заседания задал премьеру вопрос в контексте „патигейта“, а глава правительства, вместо внятного ответа по теме, внезапно припомнил, что его оппонент, с 2008 по 2013 год возглавлявший Королевскую прокурорскую службу, не сумел тогда привлечь к ответственности ди-джея Джимми Сэвила (справедливости ради, обвинения в сексуальном насилии посыпались в адрес известного ведущего, даже удостоенного рыцарского звания, только после его смерти в 2011-м).

Растерянность Джонсона, который уже откровенно действует по логике „сам дурак“, обращаясь к событиям десятилетней давности, не ускользает от его однопартийцев. Если еще в прошлом месяце за отставку премьера высказывались порядка двадцати членов партии тори, то сейчас консерваторов, готовых выступить против премьера - гораздо больше, сообщают близкие к британскому парламенту источники.

Наконец, помимо собственно ответных нападок на противников, Борис Джонсон пытается реабилитироваться перед населением за счет снятия коронавирусных ограничений. Однако на фоне множащихся данных о „ковидных вечеринках“, этот шаг некоторые воспринимают исключительно как „подачку“, но уж точно не заботу о населении. При этом же многие понимают; даже лейбористы, клеймящие премьера, решают, в первую очередь, свои политические задачи по дискредитации их вечных оппонентов тори.

Грозит ли премьеру наказание?

Для британского населения „патигейт“ в худшем случае чреват только одним -тставкой премьера и досрочными выборами. Для вотума недоверия главе правительства потребуются голоса не только лейбористов, которые, конечно, поддержат такую идею, но и консерваторов. Пока однако, даже с учетом количества недовольных тори, неясно, хватит ли их для смещения Бориса Джонсона с поста премьер-министра (для этого требуется 54 депутата из Консервативной партии).

Джонсон понимает, что самостоятельно форсировать отставку в этих условиях не имеет смысла; лицо и рейтинги он уже потерял, поэтому добровольная сдача позиций его имиджу не поможет.

Не исключено, что, оставаясь на посту, премьер все-таки надеется реабилитироваться. Хотя тот же Кир Стармер считает, что дело в другом. „Он не уйдет, потому что у него нет совести“, - уверен лидер лейбористов. Сторонники же Джонсона делают акцент на том, что в нынешней непростой ситуации, связанной как с пандемией и последствиями выхода из ЕС, так с напряженностью в Восточной Европе, перестановки в верхах могут принести лишь вред.

Оппоненты главы правительства, еще до публикации итогов расследования Сью Грей, допускали, что именно ее доклад станет „соломинкой, переламывающей горб верблюду“. Однако задача правительственного отчета изначально была не в определении и наказании виновных, а лишь в установлении того, насколько вечеринки в период пандемии соответствовали введенным ограничениям или же шли вразрез с ними. Поэтому доклад Грей, которую в предвзятости не упрекали, не возлагает персональной вины ни на кого - и это не исключительный реверанс в сторону Джонсона.

В то же время потенциальным козырем против премьера остается продолжающееся полицейское расследование в рамках „патигейта“. Скотленд-Ярд, в отличие от Грей, обладает полномочиями по определению персон, лично ответственных за нарушение правительственных предписаний.

Тем не менее, даже если в отчете полиции и будет фигурировать имя Джонсона и/или кого-то еще из числа его приближенных, это не означает сиюминутного и вообще обязательного снятия их с должностей.

Решать вопрос о наказании, которое, при самом суровом сценарии, будет лишь административным, предстоит суду. Максимум, который он сможет назначить, это штраф, который уже мало что добавит к испорченной репутации фигурантов скандала, включая премьера.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели