Search
2 июля 2022
  • :
  • :

Потери в переводе

Развитие диалога России и собранной под знамена США части Запада породило достаточно неожиданную проблему, к решению которой в Москве волей-неволей начали приступать. Надежды вернуть диалог к стилистике и языку, которые много десятилетий считались общепризнанными, оказались, как уже ясно и экспертами, и ответственным лицам, просто несбыточными.

Потери в переводе

Фото; kremlin.ru

Рациональная коммуникация с западными „партнерами“ оказывается фактически невозможна вовсе не из-за отсутствия у России доброй воли или очевидно продуктивных инициатив, а из-за того, что представители второй стороны уже явно не просто не хочет, но и не в состоянии воспринимать язык оппонента. Свежий тому пример развитие ситуации с „внезапным нападением на Украину“. 

Казалось бы, присутствие российских войск в областях, близких к границе, является единственным рациональным обоснованием обвинений в подготовке „нападения“. И значит, очевидное сокращение соответствующей активности, включая внеплановое завершение войсковых учений, должно все подозрения снять. А за ними и якобы основанные на них препоны к нормальному развитию диалога и снижению напряженности. Но нет. В новом „понятийном аппарате“  отвечающих с Запада это все воспринимается и подается общественному мнению как испуг Москвы из-за разоблачения ее коварных планов и повод развивать свой достигнутый „успех“. 

То есть в эту параллельную реальность  свидетельства о миролюбии не проходят, публике там не позволяют расходиться, и всячески убеждают, что шоу все же вот-вот начнется. Для особо недоверчивых и нетерпеливых теперь даже выпускают „на разогрев“  главнокомандующего Зеленского, который обеспечивает активную стрельбу на линии разделения в Донбассе. Какая разница, кто стреляет? Раз есть стрельба, значит, есть и агрессивные намерения России. 

Другими словами, понятно, что неизбежно придется радикально менять язык общения с „партнерами“. Однако, говоря о таких переменах, ответственные эксперты подчеркивают, что речь идет не о смене образа мысли  или отказе от нормальной человеческой рациональности, а о необходимости применения нового языка в коммуникации именно с теми, кто берется „переводить“ и растолковывать  намерения и шаги руководства РФ.  Чтобы затем строить на своих „толкованиях“ планы кампаний и информационной войны. 

Реальность требует, чтобы российская внешняя политика в широком ее понимании учитывала понятийный аппарат и смысловое пространство собеседников. Учитывая их обычаи словоупотребления, не следует думать, что говоря о „реальности“, „правде“  или даже „демократии“, они каждый день  имеют в виду одно и то же. И не стоит смущаться возникающими при этом ложными парадоксами, потому что на такое наше смущение они и рассчитаны. 

Если оппоненты предпочитают для общения с нами выдвигать иногда малокомпетентных, идейно непоколебимых специалистов третьей категории, значит, слова и жесты в их отношении должны быть доходчивы именно для них. Хотя это конечно, и не очень приятно, скажем, нашим профессиональным дипломатам или профильным госчиновникам. В диалоге „очкарика“ и „гопника“, увы, победа будет всегда за тем, кто более виртуозно владеет низшим жанром. И если интересы собственной страны требуют успеха в „диалоге“, придется задействовать соответствующий инструментарий. 

Как? Ну, например, отвечать на травлю российских олимпийцев стилистике самих ее организаторов. Для начала подумать о компаниях, проявляющих в этом процессе явную или плохо скрытую заинтересованность, скажем, запретить здесь их рекламу. Или обратить внимание на тех, кто спонсирует политиков, деятельно мешающих налаживанию нормальных отношений между странами. Далеко не все, что производят такие фирмы, нам особо необходимо, а что-то, как уже неоднократно отмечалось, производится в сортовой категории „сойдет для Восточной Европы“. Явно на пользу установлению взаимопонятного общения пойдет и дальнейшая дедолларизация  экономики, переориентация на другие рынки для нашей продукции. Таких усилий вполне может хватить для того, чтобы оппоненты начали постепенно вспоминать  правила нормального диалога. 

И кстати, вполне поможет делу и напоминание, что Минские соглашения это вещь обязательная для всех подписавших их сторон, а вне закона, хоть писанного, хоть нет, именно тот, кто договоры не исполняет.

Безусловно, переход на понятный для современных западных переговорщиков лексикон вряд ли будет встречен с восторгом теми людьми и в России, и за рубежом, которые привыкли отворачиваться от того, что считают низменным. Но, увы, не все могут себе позволить роскошь интересоваться только эстетической стороной дела, особенно если „на понижение“ играют ваши сильные партнеры. Жестче всех спрос, в конце концов, с тех, кто отвечает за результат. То есть за то, чем закончится для России все эта вакханалия шельмования и нажима.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели