Search
7 декабря 2022
  • :
  • :

Новое

Проект по переселению из ветхого жилья обернулся предпринимателю уголовным делом

Пока государство по мере сил и возможностей идет навстречу отечественному бизнесу, предоставляя разные льготы и преференции, сами предприниматели на пустом месте воюют друг с другом. В разборки вовлекаются все от мала до велика; местные органы власти, силовые структуры, суды разных инстанций.

Что в итоге? Нервные клетки не восстанавливаются, а производственные показатели ползут вниз.

Такая история вот уже полтора года длится в Орехово-Зуевском районе.

Проект по переселению из ветхого жилья обернулся предпринимателю уголовным делом

Фото; Владимир Чуприн

Первоначально многоквартирный дом № 20 А по улице 1-го Мая в Ликино-Дулево планировался, как  коммерческий, для продажи физическим лицам. Но в ноябре 2017 года администрация Орехово-Зуевского городского округа  предложила генеральному директору ООО „Дрезнастрой“ Юрию Тарасову включить строящейся  его компанией дом в программу по переселению из аварийного жилья. 

Предприниматель мог отказаться, как, в общем, часто поступают его коллеги в подобных случаях. Дело в том, что возводить жилье по программе переселения из аварийного и ветхого жилья застройщикам невыгодно. Во-первых, по условиям муниципального контракта, 50% платежей перечисляются только после того, как дом сдан в эксплуатацию. То есть, проводить все работы, с нуля и под ключ, он должен за собственные или заемные средства. Вторые 50% выплачиваются уже после того, как регистрационная палата зарегистрирует право собственности по каждому контракту, то есть, по каждой квартире.

Невыгодна такая система финансирования! Возможно, по этой причине на просторах России, от тайги и до Британских морей, она продвигается не очень активными темпами.

Но Юрий Владимирович не отказался, сработала гражданская позиция. Программа по переселению из аварийного и ветхого жилья входит в приоритетный нацпроект. Кто будет его реализовывать, если все начнут руководствоваться только коммерческой выгодой?!

Соответствующий контракт был заключен 15 ноября 2017 года.

***

Однако у застройщика начались проблемы. Казалось бы, дом -н и в Африке дом, какая разница - для кого его строить? Но это далеко не так. Как мы уже сказали, проект был рассчитан на физических покупателей жилья и имел 62 квартиры. А для переселенцев есть свои нюансы. Например, если новоселье справляет многодетная семья, ей нужна большая жилплощадь, то есть, необходимо сделать одну большую  квартиру из двух, а то и трех. 

Учитывается еще куча моментов, которые снижают темпы строительства, в том числе из-за корректировки проекта, сметной стоимости;

К тому же, на момент обращения администрации, дом на улице 1 Мая был практически готов к сдаче!

В общем, проект пришлось переверстывать, что вызвало вполне понятную задержку в сроках окончательной сдачи объекта. И вместо 62 квартир, в нем осталось 58.

Вот как расценить уменьшение количества квартир? Как мошенничество - четыре квартиры из дома „улетучились“? Или как некий патриотический порыв застройщика, услуга для земляков-переселенцев? Ведь он в том числе упустил и коммерческую выгоду.

По ходу дела появились и другие обстоятельства. Районная администрация не смогла вовремя перечислить средства для достройки дома - Юрий Тарасов взял кредит у местного бизнесмена и адвоката в одном лице  Игоря Чернова. Кредит в общей сложности на 28 млн. рублей и нужно сказать, людоедский, под 3-4 % в месяц. По заключенному с ним долевому контракту, Тарасов должен был вернуть долг  инвестору квартирами - 14 по долевому участию и 12 по предварительному договору. Всего 26 квартир.  Все они были строго расписаны по номерам и этажам.

Но поскольку количество квартир в доме изменилось, поменялись и номера квартир. Часть из них, которые первоначально предполагались для Чернова и которые фигурировали в заключенном с ним контракте, отходили муниципалитету, то есть, переселенцам. А ему, с той же площадью, предлагались другие.

Собственно, ситуация выеденного яйца не стоит. Какая уж такая трагедия, если кредитор получит квартиру, к примеру, не за номером 5, а точно такую, но, за номером 8?

Однако процесс согласования этих изменений занял долгих 1,5 года. Не исключено, что инвестор, Игорь Чернов намеренно затягивал переговоры, поскольку за это время набежали проценты на те проценты, что в контракте.

Чисто по-человечески понятно, что это вымогательство. Не должны так поступать предприниматели по отношению друг к другу!

Начались бесконечные судебные тяжбы. Под тем предлогом, что застройщик Тарасов в результате мошенничества нанес материальный урон муниципальному образованию Ликино-Дулеву. Якобы продал две квартиры (с изменившимися номерами) дважды; Чернову, инвестору, и городу.

По каким-то причинам, по которым можно только догадываться, правоохранители рьяно принялись за работу, разоблачать „афериста“. Многочасовые допросы, обыски, изъятие документов, в общем, все по полной.

Так сугубо гражданское дело в январе 2020 года превратилось для Юрия Тарасова в чисто уголовное; статья 159, часть 4: „мошенничество в особо крупных размерах с использованием служебного положения“.

Как считает адвокат Олег Груздев, дело против Юрия Тарасова вообще не должно квалифицироваться по этой статье.

История с домом по улице 1 мая - это  предпринимательская деятельность, поясняет Олег Григорьевич. И она попадает под статью 159, часть 5, которая гласит о преднамеренном неисполнении договорных обязательств. Какие обязательства не были исполнены, если дом был принят в эксплуатацию еще в мае 2019 года? К тому же, уголовное дело возбудили в январе 2020 года, тогда как контракт у „Дрезнастроя“ с городской администрацией Ликино-Дулево  завершался 31 декабря 2020 года. Если бы что-то и не было выполнено, у застройщика впереди оставался еще целый год! А к сегодняшнему дню ООО полностью закрыла все муниципальные контракты.

Защита Юрия Тарасова ставит вопрос о возврате дела в предварительное следствие. По его мнению, там масса процессуальных нарушений; нет доказательной базы, в деле фигурируют только источники доказательств, даже без изложения сути. „Суд отказывает в удовлетворении наших ходатайств“.

***

Теперь об этих самых двух квартирах, которые застройщиком якобы были проданы дважды. И в результате чего, как заверяет Игорь Чернов, муниципалитет понес материальный ущерб.

По договору долевого участия предпринимателю должны были отойти квартиры, в том числе за номерами 4 и 16. После перепланировки дома их нумерация изменилась, 4-я и 16-я по муниципальным контрактам уходили переселенцам. Это и дало основание адвокату обвинять Юрия Тарасова в двойной перепродаже и, соответственно, нанесению муниципалитету материального ущерба в особо крупном размере.

Следствие почему-то не обращает внимание, что по квартире № 4 муниципальный контракт был расторгнут по инициативе самой администрации. Собственник за нее решил получить денежную компенсацию, что допускается российским законодательством. А по 16-й… В результате перепланировки проекта, из двухкомнатной, она превратилась в однокомнатную и не отвечала требованиям контракта. По дополнительному соглашению, вместо нее переселенцу выделили квартиру № 14. Кстати, ее общая площадь превышала контрактную почти на 20 кв. метров. Причем, совершенно безвозмездно.

Деньги за причиненный „ущерб“ по квартире № 4 администрации были возвращены „Дрезнастроем“. В деле на сей счет есть платежные документы. А 16-ю заменили на 14-ю с улучшенной планировкой.

Более того, 28 мая нынешнего года администрация городского округа в лице начальника управления жилищной политики Ирины Спириной, подписала допсоглашение к муниципальному контракту от 2017 года.  О том, что „в связи с судебными разбирательствами стороны пришли к соглашению срок исполнения контракта Продавцом (ООО „Дрезнастрой“) продлить до 29 декабря 2021 года.  

***

Подведем итоги. По делу, которое шито белыми нитками (ведь никто, как выясняется, не пострадал и не понес ущерба!) исписано 10 томов, состоялось 8 судебных заседаний. В предварительном следствии участвовали ФСБ, УБЭП, полиция. 

Игорь Чернов через суд добился наложения обеспечительных мер в отношении „Дрезнастроя“. Квартиры были арестованы, государственную регистрацию права собственности они не проходили. Соответственно, деньги за выполнение муниципального контракта на счета компании не поступали.

Компания в стадии банкротства, введено арбитражное наблюдение. После суда первой инстанции был Арбитражный суд в Москве, потом Кассационный суд в Саратове. Дело, таким образом, рассматривает пол-России. Апелляция, кассация - все это тянется долгие месяцы.

Кстати, суд в Саратове  отменил обеспечительные меры суда первой инстанции, сейчас квартиры проходят регистрацию, и фирме по контракту выплачиваются деньги за сданное жилье.

Между тем, положение с переселенцами из аварийного и ветхого жилья в Орехово-Зуевском районе серьезное. И история с „Дрезнастроем“ сильно в итоге этой программе навредила. 

P.S. Когда материал был готов к печати, нам сообщили, что Орехово-Зуевский городской суд  вынес приговор Юрию Тарасову в виде 5 лет лишения свободы условно с применением ст.73 УК РФ, с испытательным сроком 3 года и штрафом в 500 тысяч рублей.

Вопреки всякому здравому смыслу и тому, что никакого материального ущерба никто не понес. Приговор будем обжаловать в апелляционном суде, сообщил нам адвокат Олег Груздев.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели