Search
20 мая 2022
  • :
  • :

Разъяснилась суть ошибки в отклоненных Совфедом поправках закона „Об образовании“

Заявленный намедни как почти свершившейся факт законопроект „Об образовании“ не прошел через Совет Федерации. Актуальные поправки в действующий закон, куда в том числе вошли пункты об электронных платформах для обучения, были отклонены Совфедом из-за разночтений в документе. По инициативе спикера Госдумы Вячеслава Володина назначено служебное расследование, проведена „работа над ошибками“ в согласительной комиссии ГД.

Разъяснилась суть ошибки в отклоненных Совфедом поправках закона «Об образовании»

Фото; Елизавета Клушина

Текст законопроекта от чтения к чтению претерпевал большие изменения. После первого в него были добавлены многочисленные пункты, касающиеся дистанционного обучения и использования электронных учебно-методических материалов в школах и СПО. Главное - что все электронные средства обучения должны теперь проходить государственную верификацию. С таким поручением выступил в начале учебного года Владимир Путин.

К третьему чтению в документе появились еще поправки - о защите баз данных учащихся благодаря государственному контролю над электронными образовательными ресурсами, а также о господдержке в вопросе бесплатного профобучения - такими полномочия появляются у властей регионов, и др.

Однако ошибку „правоприменительного характера“, по словам председателя СФ Валентины Матвиенко, вкравшуюся в законопроект после второго чтения, обнаружили в комитете по науке, образовании и культуре СФ уже после одобрения документа Госдумой. „Во втором чтении взяли и вычеркнули два слова, что концептуально поменяло закон, - сказала Матвиенко. - В частности, закон о подготовке кадров, где речь идет о дистанционном обучении…“

„МК“ сличил тексты законопроекта после 2-го и 3-го чтений. Претензии Совфеда касаются того, что в перечень электронных ресурсов могут быть как включены, так и исключены из него некоторые позиции, то есть в формулировке нет однозначной определенности.

„Чтобы доработать закон и скорректировать формулировку, создали согласительную комиссию, - сообщила председатель комитета СФ Лилия Гумерова. - Это обязательная и нормальная процедура, когда закон возвращается в Госдуму“. Сенатор также добавила, что „есть нормальные отношения между двумя палатами парламента, и, если допущена ошибка, надо ее ликвидировать“.

О том, чем закончилось заседание согласительной комиссии и о самом новом законе „МК“ рассказал депутат, зампредседателя комитета по науке и образованию ГД Олег Смолин.

- Начну с того, что Совет Федерации обратил внимание на техническую ошибку, возникшую, очевидно, от непонимания сути законопроекта.

Дело в том, что по действующей пока редакции закона „Об образовании“ создавать информационно-образовательную среду обязаны и учебные заведения, существующие исключительно в форме электронного обучения. Есть электронный университет - он обязан создавать образовательную среду, иначе ему не разрешат быть электронным университетом.

А когда убрали из законопроекта слово „исключительно“, получилось, что все учебные заведения призваны создавать эту самую электронную информационно-образовательную среду, что невозможно.

Только что закончилось заседание согласительной комиссии - теперь эта позиция исправлена. Совет ГД поручил провести служебное расследование, найти виновного. Хотя я как раз не хотел искать виноватых, предлагал решать не вопрос „Кто виноват?“, а „Что делать?“ Ведь обсуждалась только часть законопроекта, техническая ошибка в ней устранена.

А самая главная, на мой взгляд, ошибка заключается в том, что теперь закон будет обязывать Минпросвещения проводить экспертизу учебно-методических материалов на всех отобранных электронных образовательных ресурсах. Когда началась пандемия, Минпросвещения рекомендовало школам 20 таких ресурсов. В каждом из них примерно столько же контента, сколько содержит российский учебник.

Экспертиза одного учебника стоит примерно 50 тысяч рублей, если две части - 100 тысяч. Если экспертировать все отобранные электронные образовательные ресурсы по той же технологии, придется затратить большие средства. Либо сама экспертиза превратится в формальность. Но самое интересное, что, согласно соцопросам, у нас до половины старшеклассников смотрят нелегальный контент. Их этот закон никак не затронет. Он, скорее, ограничит возможности педагогов в выборе того, чем им пользоваться. Затраты на этот закон будут большими - пользы от него, я думаю, будет немного. Поэтому, да, закон отчасти исправлен. Но не в главной своей, концептуальной позиции.

- А виновного-то нашли?

- Я думаю, найдут кого-то из сотрудников аппарата, как обычно. Но, подчеркиваю, я против поиска виновных вообще.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели