Search
27 мая 2022
  • :
  • :

Семья россиян продала все имущество ради хосписа для тигров

Символом наступающего года по восточным традициям является Тигр. В России эти животные обитают только на Дальнем Востоке. До недавнего времени их популяции грозило исчезновение. Чтобы ее восстановить, приняли госпрограмму, открыли фонды, создают базу данных, с помощью которой будут отслеживать судьбу каждой особи. Сколько тигров в нашей стране живет в неволе - не сосчитает никто. Богачи покупают тигрят в качестве дорогой игрушки, заводчики и фотографы делают на них деньги. Но что становится с ними, когда они вырастают, стареют, заболевают и их содержание становится невыгодным или неудобным?

Новосибирцы Дмитрий Ким и Яна Олейник шесть лет спасают хищников, ставших ненужными своим хозяевам. Супруги продали все свое движимое и недвижимое имущество, работают без выходных и отпусков - чтобы их большие кошки жили в безопасности, сытости и любви.

Семья россиян продала все имущество ради хосписа для тигров

Фото; Из личного архива

„Жалко - купите“

Астон-Мартин, Хонда, Ройс, Инфинити… Каждому из своих тигров Дмитрий и Яна дают „автомобильные“ клички. Так иронично-философски они относятся к переменам, произошедшим шесть лет назад и перевернувшим их взгляд на жизненные ценности.

„Я же мечтал об „Астон-Мартине“, теперь он у меня есть“, - смеется Дмитрий Ким, рассказывая свою историю „МК“. Он - акробат, выходец из цирковой династии. Работать начинал в цирке своего отца. Яна - ветеринарный врач. В цирке и познакомились. Оба мечтали о путешествиях. Дмитрий решил стать артистом-фрилансером. У Яны были пони. Вместе они нанялись на работу в передвижной цирк.

„Я раньше животными не занимался“, - говорит акробат.

„А я - тот человек, который всегда говорил, что своих хищников у меня никогда не будет, - вступает в разговор его супруга. - Как ветеринар знаю, как дорого их содержать и что ты сам себе не принадлежишь. И это огромная ответственность: нужно попрощаться со свободным временем и своими интересами и жить жизнью животных“.

В 2015 году Дмитрий и Яна гастролировали по Северному Кавказу.

„Там, как оказалось, очень много людей, которые содержат хищников просто потому, что им так хочется, но зачастую понятия не имеют, что нужно животному, как его правильно содержать, лечить“, - продолжает Ким.

В Дагестане к Яне обратились местные с просьбой посмотреть двух тигрят. „Мы не знаем предыстории - бросила котят мама или от нее их забрали, чтобы продать, - говорит она. - Когда я их увидела, у меня случился шок. Им было дней десять от роду. Полностью облысевшие, худые. Вместо носов - кровавые дыры; они голодали и постоянно тыкались мордочками в решетки перевозки, в которой их держали. У них было обезвоживание, диарея, нехватка белка. Один уже совсем умирал“.

Яна еле сдержалась, чтобы не разрыдаться от жалости. Это заметили хозяева тигрят и, когда ветеринар предложила подлечить малышей у себя, а потом вернуть, заявили ей; „Жалко - купите“. Запросили за каждого по 350 тысяч.

Семья россиян продала все имущество ради хосписа для тигров

Фото; Из личного архива

„Супруга редко что-то просит“

Яна позвонила мужу. „Сказала, что срочно нужны деньги, потому что мы должны выкупить умирающего тигренка, а в идеале - двух, - вспоминает Дмитрий. - Супруга редко что-то просит. И если она просит - значит, нужно делать. Я ответил; „Хорошо“.

Семисот тысяч рублей у семьи на тот момент не было. Но был автомобиль „Тойота Королла“. Стоил он как раз столько, сколько требовали за котят. Но продать машину нужно было быстро, а покупатели нещадно торговались с приезжими. Перекупщики предложили за „Тойоту“ полцены. Супруги согласились, чтобы успеть спасти хотя бы самого „тяжелого“ малыша. На лекарства для него не осталось ни рубля - пришлось занимать у директора цирка. Они собирались выкупить и второго тигренка - директор и на это пообещал им одолжить денег. Попытались договориться с хозяевами о рассрочке, пока их руководитель соберет нужную сумму, просили отдать животное под расписку. Владельцы уперлись. „А дней через 10 сами набрали нам: „Давайте 150 тысяч и забирайте. Если выживет - рассчитаетесь“. Но через 4 дня второй малыш погиб“, - вздыхает Яна.

„Наигрались, и не нужна стала“

Спасенного тигренка назвали Астоном. „У нас началась жизнь с бессонными ночами, уколами, кормежкой по часам. Жил котик вместе с нами - в цирковом домике на колесах“, - вспоминает спасительница.

Вскоре в одной из станиц супруги встретили фотографа с больным львенком. „Это была девочка, месяцев трех-четырех - как раз в том возрасте, когда животные перестают быть нужными фотографам. У нее обнаружился целый ком вирусов. Забрали и львенка“, - продолжает рассказ Яна. Еще одну львицу, постарше, им привезли частники сами; „Приволокли в огромной авоське. Наигрались, и не нужна стала“, -тмечает ветеринар.

Гастрольный тур превращался в путешествие Айболита в страну обезьян; всюду супруги натыкались на больных зверей, у которых не было шанса выжить без их помощи.

Весть о циркачах, выкупающих и спасающих животных, быстро разнеслась по станицам. Куда бы они ни приехали, их уже ждал очередной „сюрприз“. Пришлось забрать с собой пятерых щенков русской борзой, бордосского дога, шарпея… „Когда животное хрипит, из носа течет, и оно на твоей ноге висит и не отпускает, в глаза тебе смотрит, развернуться и уйти невозможно, - произносит Яна, словно оправдываясь в том, что они с мужем в одночасье перестали считаться со временем, планами, финансами. - Я ведь могу животному помочь. Это как бездомышей подбирать. Только разница в том, что нам всех их приходилось выкупать“.

Семья россиян продала все имущество ради хосписа для тигров

Фото; Из личного архива

„Кот, ты пойдешь учиться“

Почти все собаки попали впоследствии в добрые руки. Астона супруги оставлять у себя тоже не планировали - думали, выходят и пристроят в хороший зоопарк. Но через четыре месяца у тигренка начались осложнения: вывалился кишечник, образовалась грыжа. Пришлось его кастрировать.

„Когда Астону исполнилось полгода, нужно было принимать решение, как нам жить дальше. Ни одному зоопарку кастрат был не нужен. К тому же мы привязались к нему - полгода на одной кровати с ним спали, он нам стал как ребенок. Посидели, посовещались, решили продолжать зарабатывать на совместное прожитие как умели - теперь уже все вместе. И сказали Астону; „Кот, ты пойдешь учиться“, - вспоминает Дмитрий.

Тигр, по его словам, оказался „умнейшим парнем“, к тому же легким на подъем, покладистым. Ему нравилось прыгать, переворачиваться, вставать на задние лапы - словом, все, чему его учили „родители“-циркачи.

А вот львицы, которых тоже пытались дрессировать, оказались для работы на арене непригодными. „Одна боялась людей, и у нее истерика начиналась, даже если видела незнакомый предмет; кричала, шипела, писала под себя. Мы не знаем ее бэкграунда, но очевидно, что бывшие владельцы ей полностью разрушили психику“, - говорит Яна.

Эту львицу супруги передали безвозмездно казанскому зоопарку. А вторую подлечили, но она так и осталась инвалидом. В 3 года у нее на фоне пережитого стресса развилась саркома, она прожила после этого всего полгода.

„Автопарк“ пополнился Хондой и Роллс-Ройсом

Но в их цирковой команде вскоре появились еще два тигра. „Хонду выкупили у хозяев контактного зоопарка, она им не подошла по критериям. Ройс - выбраковка с фотозоны, с югов. Их тоже вовлекали в процесс, все работали“, - продолжает рассказ Дмитрий.

Периодически им попадались то лев, то львица. Выкупали, лечили, пристраивали. Животные, что прошли через их руки, сейчас живут в зоопарках, Барнаула, Владивостока, Казани, Геленджика и других городов.

По словам Дмитрия, у них с женой „возникла мысль создать когда-нибудь, на пенсии, хоспис для кошек“.

„На пенсии Астона, - поправляет его Яна. - Когда мы его оставили, у меня с Димой сразу состоялся разговор; „Ты же понимаешь, что настанет момент, когда он станет стареньким. Ему нужно будет место, где он сможет жить в достойных условиях“. Сначала мы только для него думали создать такое место. А потом, когда поняли, сколько вокруг старых, больных и никому не нужных кошек, решили, что это должно быть что-то типа хосписа, где у зверя, которого не берут в зоопарк, цирк, был шанс жить“.

Чтобы осуществить задуманное, супруги решили, „пока есть возможность, заработать денег, купить землю и начать строиться“.

Семья россиян продала все имущество ради хосписа для тигров

Дмитрий со своими питомцами.

Фото; Из личного архива

Такого не было даже в войну

В начале 2020 года Яна с Дмитрием и своими четверолапыми артистами приехали в Читу, где планировали в марте открыть большие гастроли. Но началась пандемия. Вернуться обратно в Новосибирск не смогли; отказывали в выдаче разрешения на перевоз зверей. Чтобы прокормить зверей, супруги начали распродавать имущество.

„У нас династия, поэтому определенная подушка безопасности имелась. Но она же не безлимитная. Никто не знал, сколько это все продлится“, - говорит Дмитрий.

В Чите им пришлось задержаться на полтора года. Месяца через три они поняли, что застряли надолго, и решили начать развивать бизнес. „Раньше в Новосибирске у нас был свой цех, где производили металлоконструкции, мебель, перестраивали машины. Но когда времени на все не стало хватать, мы оставили цех на своих бывших работников, которые трудились на себя. С приходом „короны“ мы с ними связались и договорились восстановить производство“, - рассказывает Дмитрий.

Кроме того, пара начала снимать ролики о повседневной жизни своих хищников и выкладывать на Ютуб и в ТикТок. Это тоже стало приносить доход. Так им удалось пережить вынужденное пребывание в другом регионе. Но с гастролями они решили „завязать“.

„За эти полтора года у нас в голове все перевернулось. Я и супруга окончили университеты, мы всегда много работали. И вдруг в один момент нам говорят, что работать нельзя. И как хочешь, так и выживай. При этом никого нельзя увольнять. Нам-то с Яной было проще; нас всего двое и наши животные. Но мы продали три машины и две квартиры - в Барнауле и Кургане. А у моего отца было 40 человек персонала и столько же зверей. Тоже продавал все движимое и недвижимое. Он мне рассказывал, что за более чем 100 лет работы нашей династии никогда не было такого, чтобы деятельность прекращалась более чем на два месяца, даже в войну“, - говорит Дмитрий.

Вместо отпуска - семинар

Вернувшись, наконец, в Новосибирск, Дмитрий с Яной поселились рядом с цехом, в домике на колесах. Арендовали близлежащий участок земли и построили там вольеры для тигров. „Кошки наши „зарабатывают“ теперь в Интернете, мы тоже много работаем“, - говорит Ким. Их „автопарк“ за это время еще пополнился. Некастрированный Ройс „загулял“, пока Дмитрий и Яна отлучались по делам: Хонду в их отсутствие не смогли от него отсадить. 

„Шесть плюс, - вздыхает бывший акробат. - Сейчас все самцы кастрированы, больше нежданчиков не будет“.

А когда их видеоканалы набрали популярность, люди стали сообщать им о других животных, попавших в беду. Они помогли им обрести новый дом, но 17-летнего леопарда, которого Яна и Дмитрий забрали у частников в Кемеровской области, им пришлось тоже оставить у себя.

„Этот леопард долгое время провел в темном, тесном и холодном помещении. Перед этим сменил не одного хозяина, никто не заботился о его здоровье, - рассказывает Дмитрий. - К нам он попал с больными лапой и зубами; коготь врос в подушку, а корень зуба гнил глубоко в челюсти и не позволял нормально питаться. Мы провели коту полное обследование - у него выявились еще и проблемы с легкими и желудком. Подобрали лечение, удалили корень зуба. Сейчас леопард в неплохом состоянии; веселится, кусается, гуляет, чего раньше не было. Он принял свой новый дом, а мы стараемся максимально поддерживать ему достойную жизнь“.

Содержание девяти тигров и леопарда обходится недешево, даже учитывая то, что теперь Дмитрий - вполне успешный предприниматель. Только на прокорм хищников нужно не меньше 150 тысяч рублей в месяц; в их рационе всегда должны быть мясо, молоко, яйца. „Кормежка - не самое дорогое, больше денег уходит на медобслуживание, -тмечает Яна. - Профессиональная команда специалистов, что выезжает к больным животным в любой регион, есть только в Москве. Но чтобы оплатить одну только дорогу из Москвы в Новосибирск сразу нескольким врачам с аппаратурой, нужны немалые средства. Лечение леопарда, например, нам обошлось в 700 тысяч рублей за два месяца. А еще нужно наладить быт для каждого животного; построить вольер, создать там все условия, платить за электричество, воду“.

Обычный день супругов расписан по минутам. „У нас нет работников, мы не имеем финансовой возможности их нанять, к тому же к нашим хищникам у нас особое отношение. Все делаем сами. У меня есть „окна“, которые я трачу на работу в цеху, на закупку металла. А остальное время уходит на то, чтобы у зверей все было в порядке; им нужно привезти мясо, порубить его, разнести по вольерам, найти и доставить лекарства, провести электричество, что-то смастерить, починить то, что тигры сломали“, -писывает свою жизнь Дмитрий.

„А когда начинается медицина, то это 24 часа в сутки, нон-стоп, - говорит Яна. - Поэтому слова „выходной“ у нас не существует. В отпуске вдвоем за последние шесть лет мы ни разу вместе не были, максимум по очереди куда-то выезжаем“.

„Скоро у Яны будет очередной такой „отпуск“: поедет в Москву на конференцию ветеринарных врачей“, - смеется супруг доктора.

Семья россиян продала все имущество ради хосписа для тигров

Фото; Из личного архива

У Астона все „по феншую“

О своих питомцах они могут говорить бесконечно.

„Астон - единственный из всех, кто скучает по выступлениям в цирке, - рассказывает Яна. - Он живет отдельно от других - у него большой вольер, все свое. Это самый человекозависимый из всех и в то же время - самый самодостаточный кот. Очень любит внимание; когда его хвалят, чешут… Выпендрится весь и наизнанку вывернется: шар выкатит, игрушку любимую откуда-то достанет, принесет, покажет. Но тискать себя позволяет до определенного момента, потом всем видом показывает; уходите. Астон очень ценит свое личное пространство. В вольере у него все строго по феншую: дерево должно здесь лежать, колесо - там, а игрушка должна быть спрятана. Если к нему запустить других тигров, он с ними играет какое-то время, но долго гостей не терпит. При этом ему нужно их всегда видеть, иначе котику становится не по себе; начинает орать, звать… Астону важно знать, что его друзья рядом“.

Ройс больше всего нервничает, когда не видит Дмитрия и Яну. „Если садимся в машину, чтобы поехать в магазин, - начинает ругаться. И все время, пока нас нет, стоит и завывает. Но боится он только одного - что ему вовремя ужин не принесут“, - хохочет Дмитрий.

„Хонда у нас девочка-девочка; ласковая, нежная, - рассказывает Яна о тигрице. - Они с Ройсом живут вместе и очень радуются, когда мы заходим“.

А вот к своим тигрятам Ройс и Хонда отнеслись равнодушно. „Когда они родились, папаша всем видом показывал, что ему это неинтересно, - продолжает рассказ Яна. - Походил вокруг, лапой покатал; непорядок, уберите. Правда, не агрессивничал. А Хонда брала тигренка, пихала его в меня мордой или закапывала нас с ним в сено, как бы говоря: „Ты - бабушка, вот и сиди с внуками, а я пошла“. Мы же для них - мама и папа. В итоге тигрята и леопард живут вместе с нами, в трейлере. Но Хонда такая мать-кукушка, потому что ни ее мама, ни бабушка не кормили своих тигрят сами. Вот и она „сказала“ нам, что не будет этого делать. Тигры -ни не хуже и не лучше людей. Просто другие…“

Правильный выбор

Дмитрий и Яна молоды; ему 30, ей 38. Они полны сил, планов и надежд. Но уже сейчас их образ жизни не дает возможности уделять много внимания собственной дочери; супруги живут в промзоне, а десятилетней девочке необходимо ходить в школу. Пока она больше времени проводит у бабушки, в городе.

Надолго ли им хватит запала? Сколько еще животных, никому, кроме них, не нужных, придется взять на содержание? Не закончится ли это их эмоциональным и физическим выгоранием? Спрашиваю обо всем этом у Яны.

Она рассказывает о своих надеждах приобрести собственный участок земли с лесом, что находится рядом с их цехом. Там они и собираются создать приют, обустроиться.

„Мы не планируем брать туда здоровых хищников - только тех, у кого шансов на жизнь нет в принципе; крупных кошек с инвалидностью, старых, не экспозиционных“, - поясняет ветеринар.

Выгорания они с мужем не боятся: обратная связь и поддержка, что получают от людей, следящих за их видеоканалами, помогли им почувствовать, что они сделали правильный выбор. А эмоции, которые они испытывают от общения со своими любимцами, приносят им радость и дают жизненные силы.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели