Search
26 марта 2023
  • :
  • :

Новое

Существуют ли политические причины в преследовании Ксении Собчак

„За что?“ - это первый вопрос, возникающий у всех узнавших об обысках в доме Ксении Собчак. Такая репутация - это настоящая беда наших правоохранительных органов. Вряд ли утешает, что беда эта органов не только наших отечественных. Ведь мало кто верит, что возбуждение уголовного дела против экс-президента США Трампа за якобы вынесенные им из Белого дома секретные документы продиктовано только заботой о сохранении гостайн, а не какими-то политическими соображениями.

Существуют ли политические причины в преследовании Ксении Собчак

Фото; Лилия Шарловская

Так что пока времена безусловной веры в чистоту помыслов правоохранителей всего мира, и российских в частности, не настали, давайте и правда попробуем разобраться: за что.

Это уже второй за последние месяцы инцидент, где Собчак балансирует на грани уголовного преследования. Месяца два назад - из-за интервью режиссера-документалиста Виталия Манского каналу „Осторожно. Собчак“, где тот обвинил Никиту Михалкова в разворовывании бюджета Московского кинофестиваля. Конечно, такого рода обвинения требуют серьезных доказательств, которых у Манского не было. Но и предположение, что этот вопрос, как и ответ, заранее обговаривался с ведущей, тоже не выдерживает критики. Так что Манский в розыске, Собчак свидетель - закономерный результат.

И вот теперь дело против ее коммерческого директора за вымогательство. Есть ли у этого дела „заказчики“?

Конечно, Собчак в своих медиа часто наезжает на видных госпропагандистов, когда те совсем уж выходят из себя. Но они ведь и правда выходят. Так в одном из размещенных роликов Владимир Рудольфович Соловьев, ругая своих врагов, умудрился за 100 секунд употребить слово сатанисты (3 раза), бесы (2 раза), мрази, выродки, скоты, отродье, подонки (по одному разу). Причем он отнюдь не тараторил, а говорил с такими паузами, что даже во МХАТе его попросили бы читать текст быстрее. Как вам такой вид полемики? Кого-то он убеждает?

Да, Собчак критикует власти присоединенных территорий. В частности, замглавы Херсонской области Стремоусова за размещенную им в соцсетях цитату Геббельса о бандеровцах. Но ведь эта цитата и правда многократно разоблаченный фейк. И такая публикация рассчитана совсем уж на невзыскательного потребителя. У любого более-менее продвинутого пользователя Интернета она вызовет только отторжение и недоверие к другим сообщениям администрации. Так что тщательнее нужно, тщательнее.

Что же касается самой СВО на Украине, то тут Собчак никогда не переходила никаких „красных линий“. Она одной из первых начала публиковать факты перегибов в частичной мобилизации. Но буквально через день это стало государственным трендом. К работе подключились депутаты, об этом заявил президент.

Во многих постах видна и личная вовлеченность Собчак. Допустим, никто не тянул ее за язык прокомментировать спор Илона Маска и объявленного иностранным агентом шахматиста Гарри Каспарова о плане урегулирования украинского кризиса. Тот самый спор, в котором Маск обозвал „играющего в шахматы почти так же хорошо, как мой iPhone“ Каспарова идиотом. Собчак Маска поддержала; „Я еще давно говорила Каспарову лично; быть чемпионом мира по шахматам - это еще не значит быть чемпионом мира вообще“.

Точно так же, как никто не заставлял ее комментировать бравурное сообщение государственного информагентства, что книги признанных иноагентами писателей Глуховского и Быкова никто не убирал с полок магазинов. „А что по штрафам за отсутствие маркировки иноагентов? Или все можно?“

Конечно, у Михалкова, Соловьева (телеведущего) и других „турбопатриотов“ достаточно „длинные руки“ чтобы поднять медиаволну. И даже инициировать некоторые следственные действия. Например, просьбу полиции о возбуждении уголовного дела за фейки о власти, как в деле Манского, или даже обыск в доме, как сейчас. Но, скорее всего, недостаточно длинные, чтобы перевести ее из категории свидетеля в обвиняемые. И уж тем более подвести под приговор. Конечно, если у этого дела нет оснований.

Просто большие люди, курирующие медиапространство, понимают, что ресурс Собчак не то чтобы более ценен, чем у Соловьева, но работает на совсем другую аудиторию. Ее читатели и слушатели никогда не будут смотреть „Полный контакт с Владимиром Соловьевым“. Это люди с установленным VPN в мобильнике. А политическая позиция, которую транслирует Собчак (я мог бы определить ее популярной сейчас в Сети цитатой; „Я считаю войну безусловным злом, но многократно худшим злом считаю войну проигранную“), вполне их устраивает. Ведь полного единомыслия в деталях и оттенках невозможно достигнуть даже в антиутопиях Оруэлла. И кто-то должен окормлять и так называемых „просвещенных патриотов“.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели