Search
4 июля 2022
  • :
  • :

Украина на пороге NATO: как расширялся Североатлантический альянс

Вопрос присоединения Украины к NATO сейчас ключевой Путин уже не раз упоминал, что Россия такого развития событий не потерпит. Мы решили вспомнить, как NATO разрасталось на восток, начиная с распада СССР.

Украина на пороге NATO: как расширялся Североатлантический альянс

Фото; AP

Желание вступить в NATO в Киеве изъявили еще на фоне распада СССР - уже в 1992 году Украина присоединилась к Совету североатлантического сотрудничества (позже переименованному в Совет евроатлантического партнёрства), а с 1994 года стала участницей программы „Партнерство ради мира“. Спустя некоторое время, в 1997-м, была подписана „Хартия об особом партнёрстве NATO и Украины“.

В рамках прошедшей в апреле 2005 года в Вильнюсе неформальной встречи глав МИД стран Североатлантического альянса прошло заседание комиссии „Украина-NATO“, открывшее этап „интенсивного диалога“ между Киевом и Брюсселем, что было интерпретировано как первый реальный шаг на пути интеграции Украины в альянс. Правда, вскоре - в 2006 году - тогдашний украинский президент Виктор Янукович во время рабочей поездки в Брюссель заявил о неготовности его страны стать членом NATO.

Начиная с 2014 года Украина нацелена на вступление в альянс. Глава украинского минобороны еще четыре года назад заявлял о выполнении Киевом на 90 процентов плана по адаптации вооружённых сил страны к натовским стандартам. В марте 2018 года Украина стала официальным кандидатом на вступление, получив в 2020-м статус партнёра расширенных возможностей.

Тем не менее, на прошлогоднем брюссельском саммите лидеры NATO вновь не предоставили Украине план действий по членству, хотя и подтвердили решение, принятое на Бухарестском саммите 2008 года, о том, что Украина станет в будущем членом альянса. План предусматривает получение странами-кандидатами обратной связи по поводу их действий, связанных с подготовкой к членству в альянсе и соблюдением натовских стандартов. Кстати, в этом году саммит NATO должен пройти в июне 2022 года в Мадриде.

„Пионерами“ из числа государств, входивших прежде в социалистический лагерь, в NATO стали в 1999 году Венгрия, Польша и Чехия. А спустя пять лет Североатлантический альянс разросся на восток, приняв в свои ряды, помимо Болгарии, Румынии, Словакии и Словении, еще и три прибалтийские республики.

Несмотря на то, что в Прибалтике вполне открыто говорили о курсе на членство в NATO с самого начала девяностых, прием в натовские ряды Латвии, Литвы и Эстонии были довольно нервно воспринят в Москве (хотя и до этого Россия граничила с входящей в альянс Норвегией, а с 1999 года Калининградская область соприкоснулась с вошедшей в NATO Польшей). И дело здесь касается не только общего нарушения военно-политического баланса на западных рубежах России (например, подлетное время натовских боевых самолетов к крупным российским городам сократилось до 5-30 минут), но и вполне конкретных возникших проблем. В частности, с приемом в альянс Литвы осложнилась перевозка военнослужащих и транзит военных грузов в Калининградскую область.

В любом случае, в связи с расширением NATO за счет прибалтийских республик и перспективой создания на их территории натовских баз были сделаны весьма резкие заявления представителей внешнеполитического и оборонного ведомств России. Так, например, прозвучало обещание пересмотреть ядерную составляющую российской военной доктрины. А за несколько дней были внезапно, как писала в то время пресса, проведены учения сил ПВО во Ржеве с отработкой действий противовоздушной обороны в случае, если натовские самолеты нарушат границы союзного российско-белорусского государства.

Тем не менее, как отмечает в своих мемуарах „Невидимая сила“ экс-посол США в Москве (а ныне директор ЦРУ) Уильям Бернс, „Путин почти не сопротивлялся вступлению в NATO стран Балтии - во время первого срока ему хватало других забот“. Однако, отмечает далее американский дипломат, „с Грузией и, тем более, с Украиной дело обстояло иначе. Можно было не сомневаться, что Путин будет всеми силами против шагов этих двух государств в направлении NATO“.

Следующие три волны расширения Североатлантического блока прошли достаточно далеко от российских рубежей, накрыв Балканы. Сначала в 2009 году были приняты Албания и Хорватия. В 2017-м членом NATO стала Черногория. В марте 2020-го Северная Македония.

Балканское расширение NATO в одних случаях шло без особых затруднений, а в других столкнулось с препонами. Еще в 2003 году Албания, Хорватия и Македония решили в целях совместной евроатлантической интеграции создать объединение под названием „Адриатическая хартия“. Но если албанцев и хорватов через несколько лет в NATO взяли, то у Македония возникли серьезные проблемы; присоединение ее к альянсу заблокировала Греция, которая протестовала против использования этим государством того же названия, что и у греческого региона. В качестве выхода было предложено сменить название страны - против этого шага высказывались более 80 процентов македонцев (примерно столько же были за вхождение в NATO).

Понадобились более чем десятилетняя отсрочка, жесткие внутриполитические баталии и переименование, в конце концов, республики в Северную Македонию, чтобы она стала членом Североатлантического альянса. В Москве по этому поводу заявили, что присоединение Скопье к NATO не несет „никакой добавленной стоимости ни европейской, ни региональной, ни национальной безопасности“, а такой шаг будет лишь создавать „новые разделительные линии“.

Что касается Черногории, она начала свою дорогу в NATO, присоединившись к „Партнерству во имя мира“, когда еще входила в конфедеративное объединение с Сербией.

В черногорском обществе единого мнения насчет вступления в блок не было - одни опросы показывали, что больше половины опрошенных жителей страны настроены против членства в NATO, другие показывали небольшой перевес сторонников натовского будущего. Как бы то ни было, в 2009 году черногорская сторона получила от Брюсселя План действий по членству - и уже на этом этапе в России эти действия „братьев-славян“ вызвали, мягко говоря, негативную реакцию. Звучали, в частности, в 2015 году заявления представителей МИД РФ о том, что Москва ведет работу по предупреждению Черногории насчет возможных последствий ее вступления в альянс. А в Кремле, в частности, дали открыто понять, что присоединение Черногории к NATO приведет к ответным действиям российской стороны „в плане обеспечения безопасности и поддержания интересов“. Тем не менее, 5 июня 2017 года славянское государство было официально принято в NATO, что многие наблюдатели восприняли как „пробный шар“ с прицелом на затягивание в североатлантическую орбиту и Сербии.

Сейчас на очереди в NATO находится Босния и Герцеговина, которой еще в 2010 году был предоставлен План действий по членству. Что касается Украины и Грузии, то ПДЧ им пока из Брюсселя не дают, ограничившись предоставлением статуса „ускоренного диалога“, который предусматривает проведение различных реформ в секторах национальной безопасности, вооружённых силах для адаптации их к натовским стандартам, и последующем получении ПДЧ.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели