Search
4 июля 2022
  • :
  • :

В чем блефует Путин; почему Кремль посылает западу разноправленные сигналы

Если бы Владимир Путин не работал президентом России, то ему бы очень подошло амплуа инженера-конструктора американских горок, а заодно и иллюзиониста-гипнотизера. События февраля 2022 года точно останутся в истории Второй великой холодной войны в качестве одного из самых ярких ее эпизодов. Но вот в эпизоде какого жанра мы все сейчас участвуем? Являемся ли мы свидетелями циркового фарса, захватывающей драмы или прелюдии к трагедии? Это станет ясным лишь с „временного расстояния“. Находясь в данный момент в эпицентре политического шторма, мы не способны различить лес за деревьями.

В чем блефует Путин; почему Кремль посылает западу разноправленные сигналы

Фото; kremlin.ru

Знаменитый российский врач Александр Бронштейн описал в своих мемуарах, как, будучи молодым проктологом, он лечил одного министра. Пережив операцию, член правительства решил, что теперь ему море по колено, и, высокомерно отвергнув все запреты и предостережения врачей, отправился „руководить массами“ в своем служебном автомобиле. Наказание за „борзоту“ последовало очень быстро. Испачкав машину „отходами жизнедеятельности“, непослушный пациент с понурой головой вернулся в больницу. Коллективный Запад напоминает сейчас на Украине того самого незадачливого советского министра.

Произнеся миллион речей на тему „мы спасем Украину от злого русского медведя“, США и ЕС бегут из Киева так, что только пятки сверкают. Драпают все - инструкторы из американской национальной гвардии Флориды, Джеймсы Бонды из прославленной британской Специальной авиационной службы САС, посольства, авиакомпании и прочая и прочая. Ничего подобного в современной мировой истории не было. Конечно, сразу вспоминаются паника во время эвакуации американского посольства из осажденного войсками вьетнамских коммунистов Сайгона в 1975 году и падение Кабула в 2021 году. Однако, как по пять раз на дню доказывают в Москве, выступать в роли современного эквивалента вьетнамских коммунистов Россия не собирается.

Получается, что Запад испугался собственной тени и стал жертвой своей же грандиозной мистификации? Реальная картина, скорее всего, гораздо сложнее и запутаннее. Использовав на всю катушку доминирующее положение США в мировом информационном пространстве и раскрутив тему „скорой российской агрессии“, Байден получил вполне реальные политические дивиденды, о которых в России уже сказано-пересказано. Но в то же самое время в мировой политике принято строить свои умозаключения, опираясь не только на заверения „партнеров“ в стиле „да что вы там себе придумали? У нас такого и в мыслях не было!“

Не менее важная „информация к размышлению“ - наличие у этих „партнеров“ потенциальной возможности совершить те или иные шаги. Учитывая нынешние российско-белорусские учения и другие передвижения наших войск по нашей же собственной территории в течение последнего времени (дисклеймер; полностью согласен с тезисом о том, что это является нашим неоспоримым суверенным правом), такие потенциальные возможности у Москвы точно есть. Да и с заявлениями из Москвы о том, что „на нас клевещут“, все не так уж однозначно. Напомню, например, о диалоге ВВП и Андрея Колесникова из „Коммерсанта“ 8 декабря прошлого года. Вопрос: „Россия все-таки собирается или не собирается нападать на Украину?“ Ответ; „Это вопрос провокационный. Россия проводит миролюбивую внешнюю политику, но она вправе обеспечивать свою безопасность в среднесрочной или более отдаленной перспективе“.

И на чем, скажите, здесь следует делать акцент - на миролюбивой внешней политике или на праве России обеспечивать свою безопасность? Ответ Путина - это классический пример отрицания без настоящего отрицания. В чем же вывод? Наверное, в том, что президент РФ осознанно катает Байдена, коллективный Запад и Украину на американских горках, последовательно посылая разнонаправленные политические сигналы - и с помощью политических заявлений, и с помощью передвижений войск. ВВП проверяет на прочность Запад и Украину, последовательно нажимая в разных местах и внимательно анализируя, где поддается и рвется, а где нет. Обратите внимание, как стремительно меняются акценты в процессе геополитического торга. В январе упор делался на получение от Запада общих гарантий безопасности, а тема Минских соглашений вроде бы ушла на второй план, с тем чтобы в феврале вновь вырваться на авансцену.

Немецкий журнал „Шпигель“ только что опубликовал интервью с политиком, который был в этом тексте охарактеризован как человек, который „лучше всех в Европейском союзе знает и понимает Путина“, - президентом Финляндии Саули Нийнисте. Вот наиболее интересный кусок из откровений (в хорошем смысле этого слова) главы финского государства; „Я не могу понять, чего хочет Путин. В декабре я записал в своем дневнике; „Сначала я думал, что Украина для Кремля всего лишь приманка, а требования к Соединенным Штатам и NATO - настоящая добыча. Но, может быть, в конце концов Россия захочет съесть и наживку. Но сейчас я считаю, что, возможно, все больше связано с Украиной. Я думаю, что реализация Минских соглашений является ключевым вопросом для России“.

Еще один наводящий на размышления пассаж президента Финляндии, посвященный опубликованным на излете прошлого года ультимативным требованиям России к Западу в сфере безопасности; „Я разговаривал по телефону с Путиным 14 декабря. В той части разговора, в которой речь шла о требованиях, он вел себя очень формально. Он звучал так, словно читал фразы с листа бумаги. Он просто хотел повторить требования, больше он ничего не добавил“. Ну и, наконец, „вишенка на торте“: „Я не знаю, насколько хорошо я понимаю Путина. Но я стараюсь!“ Президент Финляндии старается понять Путина. И мы тоже стараемся - пока, правда, тоже без толку.

И самой важной частью этого „без толку“ является отсутствие понимания того, насколько хорошо работает путинская стратегия „подвешивания“ Запада и Украины и работает ли она вообще. Шорох и кипеж мы навели, это не обсуждается. Но каков пока реальный выхлоп от этого шороха и кипежа? Владимир Зеленский по-прежнему боится гнева украинских радикалов гораздо больше, чем любых действий России. Путин никогда „не подвесит его за одно место“ (для тех, кто забыл; отвечая в 2008 году на вопрос, правда ли, что он обещал это сделать в отношении Саакашвили, ВВП выдал; „Почему только за одно?“). А вот украинские радикалы могут запросто. В подкорке киевской политической элиты намертво засела сцена времен украинского Майдана февраля 2014 года; облитый водой и скованный наручниками назначенный Януковичем губернатор Волынской области Александр Башкаленко. Зеленскому психологически комфортнее быть „президентом в изгнании“, чем президентом, который рискнет собственной головой, пойдя на выполнение Минских соглашений.

Ключевая фраза из брифинга помощника ВВП Юрия Ушакова по итогам телефонного разговора Путина и Байдена; „Ответа по существу (на ключевые требования России к Западу. - „МК“) мы не получили“. Россия вернулась к тому, с чего начала? Если да, то в горизонте ближайших дней, недель и месяцев нельзя исключать никакие варианты развития событий.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели