Search
7 июля 2022
  • :
  • :

Закон об „иностранных агентах“: робкая и ни на чем не основанная надежда

Президент Путин поручил до 1 мая проанализировать практику применения российских законов об „иностранных агентах“ и „при необходимости“ представить предложения о внесении в них изменений. Такая формулировка не гарантирует смягчения действующих правил, но робкую надежду на это всё же дает.

Закон об «иностранных агентах» робкая и ни на чем не основанная надежда

Президент России Владимир Путин. Фото; Kremlin.ru.

29 января 2022 года был опубликован перечень поручений главы государства по итогам его дистанционного общения с Советом по развитию гражданского общества и правам человека, имевшим место 9 декабря 2021 года. Поручения по итогам ежегодных традиционных встреч с правозащитниками в последние годы обнародуются с большой задержкой; с поручениями по итогам встречи в начале декабря 2020 года, например, широкая публика смогла ознакомиться на официальном сайте Кремля лишь в самом конце января 2021 года. Этот год не стал исключением.

На прошлогодней декабрьской встрече тему законодательства об „иностранных агентах“ (и НКО, и физических лиц, и СМИ-иноагентов ) поднимали журналист Николай Сванидзе, глава Союза журналистов Москвы, главный редактор „МК“ Павел Гусев и первый вице-президент Адвокатской палаты Москвы, адвокат Генри Резник. Все они говорили о размытости формулировок, которые дают властям право включать в соответствующие реестры во внесудебном порядке, без всякого предупреждения и объяснения, любую некоммерческую организацию, СМИ, журналиста и вообще любого гражданина РФ. Достаточно когда-либо получить сколь угодно малое (хоть 50 рублей) финансирование из иностранных источников и при этом заниматься „политической деятельностью“ или репостить в соцсетях материалы ранее уже включенных в реестр „иноагентов“ СМИ. Причем „политической деятельностью“ у нас считается и публичное обсуждение законопроектов и других решений власти, а „иностранным источником“ не только иностранец или иностранная компания, но и российская компания с иностранным участием или гражданин РФ, получающий зарплату в иностранной компании, или просто родственник попавшего под раздачу россиянина в ближнем или дальнем зарубежье. Никакой связи между получением денег и политической деятельностью устанавливать не надо её может вообще не быть.

И вот в длинном перечне поручений мы видим сразу два, касающихся „иноагентов“… Одно из них требует от Минюста (это ведомство ведет реестры „агентов“ и контролирует их деятельность) совместно с Генпрокуратурой и Советом по правам человека „проанализировать“ правила исключения из реестра некоммерческих организаций-„иноагентов“ „соответствующих организаций“, а заодно и „практику применения“ этого законодательства в целом. „При необходимости“ президент попросил представить предложения о внесении изменений в соответствующие законы. Сделать это надо к 1 мая 2022 года.

А второе велит в те же сроки тому же Минюсту совместно с Роскомнадзором при участии СПЧ и „Союза журналистов России“ проанализировать вообще все положения законодательства о „СМИ-иноагентах“, и то, как они применяются. И опять же „при необходимости“ представить предложения о его „совершенствовании“.

Какие выводы можно сделать на основании этих формулировок?

Слова „проанализировать“ и „в случае необходимости представить предложения по изменению законов“ не гарантируют непременного смягчения действующих правил. Да и внесения в эти правила каких-либо изменений вообще тоже не гарантируют. Проанализируют, придут к каким-то выводам, и может быть, если сочтут необходимым посоветуют что-то в законах поправить. „Предложат“ то есть представят доклад с соответствующими выводами в Администрацию президента. А уж какое решение на основании этого доклада в Кремле примут другой вопрос. Широкая публика может не узнать о содержании этого доклада вообще ничего. Как было, скажем, в случае с поручением президента правительству к 1 февраля 2021 года представить варианты решения проблемы индексации пенсий работающим пенсионерам: правительство варианты в срок представило, но какие именно варианты не известно, и об окончательном решении нам не объявили ни правительство, ни сам президент. Каким было это решение, мы поняли лишь после внесения в Госдуму проекта бюджета на 2022-24 годы, его принятия и подписания президентом: средств на индексацию пенсий работающим в главном финансовом плане стране заложено не было.

Вот ещё один пример, говорящий о том, что поручения могут закончиться ничем (по крайней мере в обозримой перспективе). В прошлом году президент повелел Верховному суду и Генпрокуратуре до 1 июня „рассмотреть вопрос о возможности“ на первый раз наказывать за призывы к экстремистской деятельности в административном порядке, а не в уголовном. Можно не сомневаться и в данном случае соответствующие доклады и ВС, и ГП в Кремль представили в срок. Об их содержании мы и тут ничего не знаем. А о том, каким было решение, можно судить лишь по тому, что и год спустя статья 280 Уголовного кодекса, любимая российскими правоохранителями, осталась неизменной…

На то, что какая-то корректировка законодательства об иностранных агентах всё же может случиться, намекает конкретное указание в том из поручений, что касается НКО-иноагентов, на то, что именно следует проанализировать: основания для исключения их „черных списков“ когда-то туда уже попавших НКО.

А срок „до 1 мая“ говорит о том, что как минимум до весенних праздников ждать внятных движений по пересмотру законодательства об „иноагентах“ точно не стоит разве что по каким-то кажущимся пока невероятными причинам Кремль не захочет процесс ускорить. Значит, уже внесенные в Госдуму законопроекты о смягчении правил признания СМИ и журналистов „иноагентами“ так и будут лежать без движения в думском Комитете по информационной политике, информационным технологиям и связи. Лежать, ожидая высочайшей „отмашки“. Один из этих законопроектов ещё в конце октября прошлого года внесла группа справороссов во главе с Сергеем Мироновым, а авторами другого, попавшего в парламент в начале декабря, стали депутаты из фракции „Новые люди“ во главе с Алексеем Нечаевым.

Ещё есть несколько пакетов поправок в законы о „СМИ-иноагентах“, подготовленных общественностью и профессиональными сообществами, права законодательной инициативы не имеющими. Речь идет в данных случаях о предложениях, о выраженной в письме позиции. В сентябре свои поправки в закон о „СМИ-иноагентах“ направляли в профильный думский комитет члены СПЧ и Союз журналистов России, и совсем недавно аналогичным образом поступили и петербургские журналисты вместе с группой депутатов Законодательного собрания „северной столицы“. Известно также, что свой пакет поправок подготовила почти полгода назад и группа главных редакторов ряда российских СМИ (среди них главный редактор „Новой газеты“, Нобелевский лауреат Дмитрий Муратов) они были переданы в Администрацию президента. Все эти инициативы, при всех различиях, сходятся в одном: „иноагентом“ может признать журналиста или Спи только суд.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Перейти к верхней панели